Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Астафьев Максим Семёнович

Информация предоставлена Астафьевой Светланой Максимовной

Уважаемый Администратор!
Хотела бы внести дополнения в список выпускников Вашего славного училища.
Мой отец, Астафьев Максим Семёнович, рождения 2 февраля 1919 года (рождён в г. Воронеже) закончил училище (тогда школу лётчиков) в 1938 году.
Был распределён в Белоруссию (Барсуки) недалеко от г. Орша.
Принимал участие в Финской войне.
Затем получил назначение в Забайкальский Военный Округ, 56-й истребительный Авиационный полк (Ундур-Хан) под командованием тогда ещё полковника Героя Советского Союза Куцевалова Тимофея Фёдоровича.
Там же он погиб 23 февраля 1941 года.
Имею фотографии его и его друзей времён учёбы в Борисоглебской школе лётчиков.

С уважением Астафьева Светлана Максимовна.

***

От Администратора.

Cветлана Максимовна прислала мне дополнительную информацию и фотографии о Максиме Семёновиче. Я был глубоко тронут повествованием дочери нашего выпускника о своём отце, а также о своём сыне и муже. С разрешения Светланы Максимовны я публикую это краткое повествование.

***

     Немного о себе.
     Я, Астафьева (ныне Дамулене) Светлана Максимовна - дочь выпускника Борисоглебской школы лётчиков, вдова первого заместителя военкома Литовской ССР Дамулиса Миколаса, и мать погибшего лейтенанта Дамулиса Миколаса.
     В своё время закончила МГУ ( журналистика). С 29 лет - член КПСС. В связи с революцией 1991 года в Литве, эти данные стали " историей", которую можно помнить, но невозможно изменить.... 
     Я опишу историю короткой жизни вашего выпускника, и мои стремления хоть как то углубиться в те далёкие дни сороковых годов.
 
     Астафьев Максим Семёнович родился в г. Воронеже. Родился 2-го февраля 1919 года (день рождения Валерия Чкалова, конечно, с разницей в возрасте). С детства мечтал подражать ему и рвался в небо, как многие мальчишки тех лет.
     Семья была бедной, многодетной. Обыкновенная семья рабочего класса, но всей душой преданная своей Стране и политике её Руководства.
     Учёба в школе лётчиков - самое прекрасное время в жизни отца. Это его высказывания тех лет по воспоминаниям моей бабушки  (матери мамы).
   
   

     Отец закончил училище в 1938 году, и в этот короткий отпуск он с друзьями-выпускниками поехали в Москву (тогда открылась ВДНХ – выставка достижений народного хозяйства).
     Мальчишки!!! Они всё хотели видеть... они радовались жизни, хотя на горизонте сгущались тучи войны...
     Возвращаясь из Москвы, отец заехал в Сталинград к своему другу, где и познакомился с моею матерью, Кидаловой Тамарой Павловной, 1920 года рождения.
Тамара Павловна со своими родителями. Фотография сделана незадолго до свадьбы.

     Их знакомство продолжалось 3 дня и она приняла предложения отца стать его женою.
     Видимо, вообще людям, обречённым на короткое пребывание на земле, дано Судьбою совершать какие-то молниеносные поступки, словно прессинг дефицита времени диктует свои правила поведения. 
     Отец имел распределение в Белоруссию (местечко " Барсуки"), это совсем не далеко от Смоленска, практически на границе Белоруссии и России.
     Там была аиационная часть. Сейчас там военный (подземный (?), так мне известно) аэродром.  Это был закрытый гарнизон.
     Началась финская война. Мама рассказывала. Они, молодые жёны, провожали своих мужей к машинам. Отец бежал, обернулся и упал... " Погибнет..." - с ужасом подумала она, нося под сердцем ребёнка...
     Она не смогла дождаться мужа в гарнизоне. Родилась я 29 марта 1940 года. И моя бабушка, приехав из Сталинграда, забрала маму и меня к себе.
     Имя " Светлана" пожелал дать мне мой отец.
     Жизнь берегла отца, он возвратился, даже не раненый.
     Вот тогда и произошла моя первая встреча с отцом, вернее, его встреча со мною. Конечно, я его не помню, но что-то непонятное во мне живёт и поныне, словно я чувствую его присутствие, его поддержку. Будто всю силу своего молодого организма он оставил мне, живущей на земле.
     Его уже ждало новое назначение в Монголию. "Ребёнка (а я была вовсе крохой) мы туда не довезём" - сказал отец, и я осталась в Сталинграде.
     Отец и мама уехали......
***
     Новое место назначения отца звучало так - Забайкальский военный округ (486) местечко Ундур-Хан вблизи города Баин Тумен. Истребительный авиационный 56-ой полк под командованием полковника (в те года) Героя Советского Союза Куцевалова Тимофея Фёдоровича.
 Куцевалов Апексей Фёдорович
На этой фотографии отец с маминой подругой по Забайкалью - медицинской сестрой, и её ребёнком.
     Мать не очень долго находилась рядом с отцом. Уже невидимый дух войны витал в воздухе. Все невоеннообязанные получили распоряжение покинуть территорию полка.
     Расставаясь с моей мамой, отец попросил оставить ему на память женские часики...
     Мама возвратилась... точно не помню (вернее, не знаю даты). Вдруг ей перестал приходить аттестат, и через некоторое время она получает извещение о гибели отца. " Погиб при исполнении". Ничего более она не знала, или не желала мне рассказывать....
***
 
     Началась война. Мама, работая на аэродроме в Сталинграде, эвакуировалась в Кустанай. Я с бабушкой и дедушкой осталась в Сталинграде.
     Город горел. Эти фотографии вместе с нашими уцелевшими вещами (дом сгорел) были закопаны в земельную яму. Там, Слава Богу, они и сохранились.
 
     В 1944 году мама вышла замуж за морского лейтенанта Карпова Леонида, который закончил службу в звании капитана 1 ранга в Штабе Управления ВМФ СССР. У меня так и осталась фамилия АСТАФЬЕВА. Фото отца мне передала бабушка, когда я сама уже вышла замуж. В 1956 году меня разыскивали родители моего отца, но мама не дала им ответа. Так потерялась связь. 
     Позже мне мать рассказала историю отца, не назвав места его службы в Монголии.
 
     В 1969 году я вступаю в ряды членов КПСС уже в Литве. Мне предлагают назвать место службы отца. ЦК КПЛ (компартия Литвы) берёт на себя обязанности по розыску захоронения отца... Мать это место не называет, не желая " сделать неприятное" своему мужу. Однако говорит, что захоронение существует, и воздвигнут обелиск погибшим.
     В 1985 году мой сын Дамулис Миколас заканчивает Ленинградское Высшее Артиллерийское училище, и командование предлагает назначить внука на место службы и гибели деда.
     Я уже более настойчива, и мать называет адрес... Готовится назначение... А через несколько дней, 25 июня 1985 года, мой сын погибает... В возрасте деда, в звании деда. Какой то зловещий Рок преследует меня...
*****

     Я совершенно не имею понятия, где, как, и куда мне писать, чтобы узнать о месте захоронения моего отца. Ведь должны же быть какие то документы? После гибели сына вообще не хотелось жить...
     А в 1992 году погибает муж, прекраснейший человек...
 
      Именно тогда мне пришла в голову мысль поставить отцу "Памятник Памяти". К захоронению своих мальчиков (мужа и сына) я трепетно приобщаю "военную подушечку" - так на военных кладбищах называют захоронения. Небольшая мраморная плита с надписью. " Лётчик-лейтенант Астафьев Максим". У нас в Литве не приняты отчества, будь человеку хоть 100 лет.
     Мне пришлось получать разрешения Каталикоза Литвы, Православной Церкви и мэрии для установления Памятника без захоронения. Всё это было мною получено.
     Вот фото Памятника. Хотелось отобразить в камне меня, скорбящую над своими усопшими.
 
     В ЛИТВЕ СУЩЕСТВУЕТ ОБЫЧАЙ... кто остаётся в живых последний - выбивает свои года жизни без конечной даты смерти, что я и сделала...
     Я пока ещё не теряю надежды каким то образом списаться (не знаю с кем), и узнать хотя бы адрес захоронений наших лётчиков на месте службы отца.
     Очень бы хотелось попросить вашего хотя бы совета, куда мне обратиться. Теперь в Литве мне уже никто не поможет. Свершилась революция 1991 года. Другая Власть, совершенно иная жизнь, и направления в политике.
     Однажды уже сбивали барельеф мужа и сына, хотя, может быть, это была охота за металлом (они были из бронзы).
     Сейчас молю Бога, чтобы не тронули Памятник, как возведённый Советским офицерам....
 
     Перед своим участием в Советско-Финской войне он (отец) принимал участие в полётах по освобождению Западной Белоруссии, а значит пролетал где то именно над местом его сегодняшнего "символического захоронения".
     Я живу в Литве, это вовсе не далеко от Оршанского района в Белоруссии. Когда мы с мужем машиной ездили в Москву, всегда проезжали направление " Барсуки" - первое место службы отца.
***
Астафьеву Максиму Семёновичу
Дорогому папе в день его (бы) земного 80-летия.
2.02.1999 года

Степь монгольская снегом скована,
Небо колется холодом звёзд,
И луна к обелиску прикована - 
Освещает забытый погост.

Время тронуло старые даты,
Только Памятью можно знать:
Здесь Советские спят солдаты,
Здесь забыла их Родина-Мать.

Серп и Молот - Святыня Союза,
Полустёртая надпись под ним.
На плите неподъёмного груза
...Лейтенантик - АСТАФЬЕВ МАКСИМ.

"Девятнадцатый - сорок первый":
Год рождения, рядом - смерть... 
двадцать два - Богом путь отмерян
На земле. И прожить, и сгореть...

Век 20-й уходит, кусая,
Ощетинив кровавую пасть,
Дочь в Литве, об отце вспоминая,
Много хочет ему рассказать...

...Прибалтийский заснеженный город,
Пламя свеч убаюкало ночь...
Твой портрет на стене, ты… молод,
Старше я. Тебе мать я и дочь.

Отодвинь облаков преграду,
Мы отметим Твой Юбилей,
Я кровинка Твоя и отрада,
Обними меня... не робей.

Как живу? У меня не ведай.
Ясно видно с Твоих Вершин.
На земле одинока я где-то.
Благо - Ты в Раю не один...

Я молюсь за тебя, и за сына,
Повторившего деда путь,
Верю!! Вместе Вы, Вы - едины,
Взять меня в мой час... не забудь...
*************************************************
Карта сайта Написать Администратору