Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Зайцев Георгий Николаевич

Выпускник 1930 года
Лётчик-инструктор 2-ой ВШЛ
Зайцев Георгий Николаевич
.
О своём отце рассказывает дочь Татьяна Георгиевна Гончар (Зайцева), дочь Людмила Георгиевна Петрушина (Зайцева) и внучка Наталия Николаевна Коптенкова (Зайцева).
.
Зайцев Георгий Николаевич, родился 15(28) февраля 1912 года в г. Симферополе.
Из воспоминаний бабушки, он переправил год рождения на 1910 г. В 1928 году закончил 8 классов в г. Москве среднюю школу в Сокольническом районе и в 16-летнем возрасте поступил в Ленинградское военно-теоретическое училище лётчиков после окончания, которого его направляют в Борисоглебск. Это подтверждается документами: согласно лётной книжке год поступления в Ленинградскую военно-теоретическую школу - 1928, и с 11 июля 1928 года он официально призван в ВВС Красной Армии.
Окончив Ленинградское училище 2 июня 1929 года, он 4 июля 1929 года поступает во 2-ю Военную школу лётчиков в городе Борисоглебске.
Апрель 1930 года. Н. Балашов, П. Рыбаков и Зайцев Г., 2-я ВШЛ, г. Борисоглебск.
.
15 октября 1930 Зайцев Г.Н. заканчивает 2-ю ВШЛ (Приказ РВС СССР № 813/243-1930) и получает звание военного лётчика РККА.
.
С 1930 года он уже служил инструктором. 
1932 год. Лётчики-инструкторы Борисоглебской ВШЛ Зайцев Г. и Ходарев В.  
.
«...В августе 1934 года были подведены итоги соревнования на лучшую лётную группу. Первое место заняла группа инструктора Г.Н. Зайцева (обслуживал группу младший авиатехник Притулло), второе – группа инструктора Ю.А. Немцовича, третье место поделили группы И.А. Малиновского и В.Н. Евсеева. За отличные показатели в учебно-боевой подготовке лётная группа Зайцева была награждена самолётом Р-5 имени Алксниса….. Зайцева, Немцевича, Евсеева и Малиновского наградили именными револьверами и подарками, а техников безаварийных самолётов - револьверами и летным обмундированием...» Отрывок из книги «Их позвало небо» авторы В.А. Коробейников, Е.А. Накрохин, Г.С. Смирнов, В.И. Яницкий.
.
В школе проработал до 1938 года в должностях: инструктора-лётчика, командир звена, командир отряда.
1934 год. 2-я ВШЛ, командир звена.
.
В 1938 году был переведен в 67 истребительную авиационную эскадрилью в г. Люберцы. 01.05.1939 участвовал в Первомайском параде в Москве на Красной площади (тип самолета И-16, максимальная высота полета 600, время 1 час, оценка выполнения - отлично).
В Люберцах прослужил до 1940 года в качестве командира эскадрильи 34 истребительного авиационного полка. Затем стал помощником командира 148 истребительного авиационного полка, который принимал участие в финской войне.
10 октября 1940 года приказом НКО № 04608 был назначен командиром 148 ИАП.
После окончания финской войны был утверждён командиром 148 истребительного авиационного полка и c апреля 1940 года 148 полк базируется в Лиепае по договору между СССР и Латвией. Полк, входивший в состав 6-й смешанной авиадивизии со штабом в Риге, был вооружен 64 самолётами И-153 и готовился к получению новой техники. Среди лётчиков полка было много опытных пилотов: лейтенанты И. Рыбин и М. Телешевский (оба впоследствии Герои Советского Союза), ст. политрук В. Кудрявцев, капитан Я. Титаев, В. Дронов, Н. Ябриков, В. Щербина и другие.
«...Отечественную войну начал в г. Лиепая, потом оборонял Ригу и принимал участие все четыре года на различных фронтах в должности командира 148 ИАП, зам. командира 185 истребительной дивизии, зам командира корпуса и командира 185 истребительной авиационной дивизии..» - отрывок из автобиографии. Войну закончил в звании гвардии полковника в Прибалтике в Вайнёде, где находился его аэродром, когда была окружена Курляндская группировка немцев.
.
Георгий Николаевич награждён шестью орденами и медалями:
орден Красного Знамени -3 шт., ордена Отечественной войны I и II степени, орден Красной Звезды, орден Ленина, медали "За Оборону Сталинграда", "За Оборону Кавказа", "За Победу над Германией", "ХХХ лет Советской Армии", и различными юбилейными медалями в послевоенный период.
Полковник Зайцев Георгий Николаевич
.
Представление к награждению орденом Красной Звезды:
.
По окончании войны после расформирования 185-й истребительной авиационной дивизии Г.Н. Зайцев был направлен в оккупационные войска в Германию на должность заместителя командира дивизии. Прослужив 6 месяцев в должности заместителя командира 4-й гвардейской истребительной авиационной дивизии был назначен командиром 4-й гвардейской истребительной авиационной дивизии в 1- гвардейский истребительный авиационный корпус под командованием В. Сталина.
***
Фотографии из семейного архива:
.
Лётчики 148-го гвардейского истребительного авиационного полка. В центре Зайцев.
.
13.01.1944. Зайцев Г.Н. и Иван Лави.
.
Зайцев Г.Н. в кругу боевых товарищей.
.
Зайцев Георгий Николаевич умер 25 марта 1988 года.
.
Зайцев Георгий Николаевич в послевоенные годы.
***
.
Ниже приведен текст статьи «Мы пришли к тебе, Лиепая!» ветерана 148 истребительного авиационного полка В.П. Яроша, которая была написана в память об истории полка. Текст статьи В.П. Ярош перед её изданием передал гвардии полковнику Георгию Николаевичу Зайцеву для согласования подлинности изложенных фактов (правки в тексте сделаны рукой Зайцева Г.Н.). Текст сохранился в оригинальном варианте:
.
***
.
Из воспоминаний бывшего командира 148-го истребительного авиационного полка полковника Георгия Николаевича Зайцева, написанных им 28 мая 1968 года:
Наш полк, 148 ИАП (здесь и далее - 148-й истребительный авиационный полк) сделал очень мало, так как фактически оборонял Либаву с 4.00 до 22.30 22-го июня (19)41 года. Вечером мы были вынуждены улететь в Ригу с разрешения к(оманди)ра 6(-й смешанной) Ав(иационной) див(изии).
Ну, а теперь немного о 148-ом (истребительном авиационном) полку, коего в то время я был ком(андиро)м. Этот полк был сформирован из авиа(ционных) полков Люберецкой (авиационной) бригады и был отправлен на (Советско-)фин(лянд)скую войну в январе 1940 года. Участвовал полк и во взятии г(орода) Выборга и после заключения мира был по договору отправлен в Латвию, в г(ород) Либаву. Латвия в то время была капиталистической страной. Полк насчитывал 63 экипажа, ехали мы туда ж(елезно-)д(орожным) эшелоном с разобранными с(амолё)тами.
До войны (мы )занимались мирной боевой подготовкой. Весной (это примерно в марте – апреле (19)41 г(ода)) наше одно звено (ведущий – к(апита)н Костюченко) сбило немецкий ст(амолё)т-летающую лодку «Дорнье-Валь» (так в оригинале; очевидно, что речь идёт о другом немецком гидросамолёте марки «Дорнье» - До-18 (Do 18) или До-24 (Do 24)) в р(айо)не г(орода) Паланги. С(амолё)т нарушил нашу границу. (После этого происшествия) Был у меня представитель Мин(истерства) Ин(остранных) дел (так в оригинале; следует читать – Народного Комиссариата иностранных дел Союза ССР) от (Народного Комиссара иностранных дел) т(оварища Вячеслава Михайловича) Молотова, разбирался с обстоятельствами – его вывод: «Сделали верно!». Немцы долго искали потонувший экипаж, совмещая поиски, видимо, с разведкой морскими судами, но так и не нашли, конечно. Совсем близко перед войной немцы вели систематическую высотную разведку побережья Балтики, но, к сожалению, наши И-153 («Чайки») их не доставали. Мы часто гонялись за ними, но, догнать, «вылетая по-зрячему», не могли – граница была (от нас всего) в 50 км, и нас заранее предупредить никто не мог, а радиолокационных средств в то время не было.
О наступлении войны я узнал накануне от К(оманди)ра 6(-й смешанной) ав(иационной) див(изии) полк(овика) Фёдорова, который вызвал всех нас, К(оманди)ров полков дивизии (21-й истр(ебительный авиационный) полк сидел в Риге, я – в Либаве, 31 С.Б.П. (31-й скоростной бомбардировочный полк) – (в) Вайноде, и №-ра не помню СБП (так в оригинале; следует читать «40-й скоростной бомбардировочный авиационный полк») – в Виндаве) к себе, в Ригу в 20.00 21 Июня. Там нам была дана команда боевой готовности, но (самолёты противника) не сбивать, а сажать! Это было сказано всем. На недоумённые вопросы было подтверждено сиденье и всё (так в оригинале; следует читать: «Сажать и всё!»). В 22 ч(аса) 21-го июня я в тумане взлетел к себе в Либаву.
Наш полк, получивший некоторый боевой опыт в Финляндии, был мной заранее приведён в б(оевую) гот(овность). Все с(амолё)ты были рассредоточены, оружие опробовано. Все мы, лётчики ночевали на аэродроме на казарменном положении и к войне были готовы, правда, с таким престранным указанием - «Не сбивать!». Но это указание нам войну начать не помешало. После моего прилёта из Риги я собрал всех к(оманди)ров эск(адрилий), передал им полученную информацию, и часов в 12 ночи мы легли спать, а в 4-ре часа утра я был разбужен дежурным и услышал гул моторов над аэродромом и тут же – разрывы бомб.
Первый налёт нам никакого вреда не причинил, т(ак) к(ак) аэродром был закрыт густым морским туманом. Такие туманы бывают только на побережье Балтики, да ещё и в Англии (там я, правда, не был – (только об этом) читал). Немцы повторили налёт ещё часов примерно около 6-ти. Мы тоже не взлетали – туман не давал взлетать, а выше была ясная хорошая погода. Аэродром наш после 2-го налёта тоже не пострадал, правда, были повреждены около 10-ти с(амолё)тов, которые стояли в линейке без моторов и не были рассредоточены, как неисправные. На лётном поле появились воронки от бомб, но они быстро были засыпаны обслуживавшим нас Б.А.О. (здесь и далее – батальоном аэродромного обслуживания) к(апита)на Анцишевского. Связь с Ригой была повреждена (ещё) при первом налёте, и поэтому все дальнейшие решения на войну я принимал самостоятельно.
После 6-ти часов утра полк начал вести разведку со штурмовкой колонн противника, наступающих вдоль приморской дороги Клайпеда – Либава. Данные интересовали меня, к(оманди)ра 67 СД (67-й стрелковой дивизии генерал-майора Н.А.Дедаева) и – особенно – к-ра ВМБазы контр-Адм. т.Трайнина (так в оригинале; контр-адмирал П.А.Трайнин в это время уже командовал Рижской военно-морской базой, а обязанности командира Либавской военно-морской базы временно исполнял её начальник штаба капитан 1-го ранга М.С.Клевенский). Мы за день 22 июня сделали (каждый лётчик) примерно по 6 б(оевых) вылетов на штурмовку наступающих мех(анизированных) колонн, но, конечно, остановить немцев нам не удалось, а вот потерь им, конечно, мы нанесли достаточно, т(ак) к(ак) колонны, не маскируясь, очень спешили (видимо, такова была поставленная (им) задача). Поздно вечером, примерно в 22 (часа) я вылетел последним и установил, что мех(анизированные) колонны и танки (немцев) дошли до южн(ой) оконечности Лиепая-Эзере (Лиепайского озера). Назв(ание населённого) пункта, кажется, Ница, там – развилка дорог на Либаву и на Гробиню, а у окраины Гробини, (в) м(естечке) Баты – наш аэродром.
Свои опасения я, позвонив в Ригу (связь уже была восстановлена), передал полк(овнику) Фёдорову, прося его разрешения угнать на ночь с(амолё)ты в Ригу. Он мне это разрешил, и около 23 часов все исправные с(амолё)ты, примерно 45 штук со мною перелетели в Ригу на центр(альный) аэродром, а База, штаб полка и тех(нический) состав остался в Либаве, чтобы наутро нас снова принять. К утру обстановка ещё более осложнилась, и Нач(альник) штаба полка майор Чолок Н.Б. принял решение оставить аэродром, т(ак) к(ак) нем(ецкие) танки были на угрожающем расстоянии и начали резать ж(елезную) д(орогу) Либава – Рига где-то в районе у Приекуле. Наземный эшелон с нач(альником) штаба проехать на Ригу из Либавы на восток уже не смог. Он пробивался северным путём, через Айзпуте и далее по дороге Виндава – Рига. Дня через два наши техники и штаб прибыли в Ригу, а полк уже нёс другие задачи, по разведке своего же аэродрома, сопровождая (скоростные бомбардировщики) СБ на бомбометание (по) Тильзиту, штурмовал войска пр(отивни)ка южнее Шауляя и т(ому) п(одобные). Лётчики эти два дня трудились и за механиков, и за оружейников, и (вообще) за всех ав(иационных) специалистов. Дни эти дались нам в поте лица, большого нервного и морального напряжения.
При обороне Либавы мы потеряли лейт(енанта) Чепур – хорошего молодого лётчика, который в порыве ненависти недостаточно осмотрительно пристроился к «юнкерсу», бомбившему наш аэродром, и был сбит (им) и упал в р(айо)не нашего аэродрома(, в Лиепайское озеро). Ранен был (при взлёте попал под разрывы серии бомб) ст(арший) лейт(енант) Максимов – комсорг эскадрилии Антонца. Он был отправлен в госпиталь в Либаву, и судьба мне его неизвестна. Во время налётов на наш аэродром был ранены и убиты несколько человек из обслуж(ивающего) нас Б.А.О., но за давностью лет я, конечно, это не помню. Врач БАО Николай Григорьевич (его фамилию я забыл) (ныне) живёт в г(ороде) Запорожье и работает гл(авным) хирургом ж(елезно)дорожной больницы, (а тогда он) был направлен от Авиац(ионого) гарн(изона) на помощь в центр(альный) госпиталь Либавы. С этим госпиталем был взят в плен. Он многое мог бы рассказать о положении наших в(оенно)пленных, т(ак) к(ак) потом немцами был назначен в лагерь в(оенно)п(ленных) в г(ороде) Либава врачом.
Со 148 ИАП мы обороняли Ригу, Смилтоне, Псков, Дно и Ст(арую) Руссу. В Старой Руссе уцелевшую и оставшуюся материальную часть с(амолё)тов (И-153) я сдал К(оманди)ру 38 ИАП (38-го истребительного авиационного полка), и мы с(о своим) полком поехали через Москву в г(ород) Рязань получать новые «миги», на которых летать мы ещё переучились в г(ороде) Шауляй весной (19)41 года. Мы ожидали этих «мигов» ещё в Либаве, но они опоздали, к сожалению. Эшелон шёл к нам, но в Идрице (он) был переадресован, т(ак) к(ак) началась война, и представитель полка тех(ник)-лейт(енант) Тихомиров потом долго гонялся (за нами) по дорогам войны, чтобы найти (нас) и попасть в свой полк, а самолёты он передал (другому истребительному авиационному) полку на Сев(еро)-Зап(адном) фронте.
***
.
148-й истребительный Режицкий авиационный полк
В действующей армии:
• 22.06.41 - 06.08.41
• 13.09.41 - 28.05.43
• 09.07.43 - 09.05.45
Сформирован в период 2-8 февраля 1940 г. в г. Люберцы Московской области из личного состава 16 и 34 иап 57-й аб. Полк состоял из 4 эскадрилий по 15 самолетов И-153 в каждой.
20.02.40 г. авиаполк убыл для участия в боях против Финляндии и вошел в состав 59-й авиабригады 7-й армии. Во время боевых действий в Финляндии с 27.02 по 13.03.1940 г. полк произвел 1120 боевых вылетов, в воздушных боях было сбито 3 самолета противника.
После войны с Финляндией с 18.03.40 г. базировался на аэродроме Левашово (Ленинградская обл.). Затем (до 14.06.40 г.) перебазировался на аэродром Либава, где находился до начала войны.
Входил в состав 6 сад.
К 22.06.41 г. имел на вооружении 69 самолетов И-153 (в том числе 14 неисправных).
22.06.41 г. аэродром полка несколько раз подвергался бомбардировке. Лишь после 10 часов поступила директива о начале боевых действий. После этого летчики полка вступили в бой и сражались мужественно и самоотверженно. Некоторые летчики провели по шесть и более воздушных боев. В этот день летчики полка одержали 2 победы (капитан Титаев и ст. политрук Кудрявцев сбили по одному He-111).
В перод с 22.06 по 8.07.41 г. полк совершил 475 боевых вылетов, в воздушных боях было сбито 4 Не-111, 2 Ju-88, 1 Bf-109. Потери полка составили 3 человека летного состава, 7 человек техсостава.
С 08.08 по 09.09.41 г. проходил переформирование в 1-й ВШШ (Рязань). Полк стал двухэскадрильным, имел 20 МиГ-3 [9]. Часть летчиков и техников полка направили на пополнение 183 иап и 185 иап.
20.09.41 г. полк вошел в состав 4 раг. Действовал на Юго-Западном, Южном, Брянском фронтах, а с января 1942 г вновь на Юго-Западном фронте.
К июню 1942 г. полк перевооружен истребителями Як-1. С июня 1942 по март 1943 г. действовал на Сталинградском фронте. Действовал в составе 269 иад, а с сентября 1942 г. в составе 289 шад.
В марте 1943 г. переведен на Южный фронт, а уже в апреле на Северо-Кавказский фронт. В этот период действовал в составе 287 иад.
В мае 1943 г. выведен вместе с 287 иад в Резерв Ставки ГК.
Получил новую матчасть - самолеты Як-9 и с 09.07.43 г. прибыл на Брянский фронт в составе той же 287 иад.
27.07.43 г. 287 иад была развернута в авиакорпус: 11 сак. Полк продолжил боевые действия в его составе на Брянском, а с ноября 1943 г. на 2-м Прибалтийском фронте.
09.08.44 г. за отличия в боях за овладение городами Даугавпилс (Двинск) и Резекне (Режица) полку присвоено почетное наименование Режицкого.
С 28.09.44 г. входил в состав 185 иад. Действовал на 2-м Прибалтийском фронте. В самом конце войны, в апреле 1945 г. переведен на Ленинградский фронт.
Карта сайта Написать Администратору