Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Кузьмин Пётр Александрович

Выпускник 1936 года
 
.
Родился 16 августа 1908 года в селе Репьёвка ныне Новоспасского района Ульяновской области. По национальности русский.
.
В РККА с 10 ноября 1930 года.
Служил командиром отделения 102-го стрелкового полка в городе Куйбышеве в семье крестьянина-бедняка. Имел за плечами срочную службу — был командиром отделения в 102-м стрелковом полку, где был принят кандидатом в члены ВКПБ(б). Учился на рабфаке.
Затем окончил 14-ю Энгельсскую, и в 1936 г. - 2-ю Борисоглебскую военные авиационные школы лётчиков.
.
Служил на Дальнем Востоке, где в составе 48-го истребительного полка совершил 10 боевых вылетов во время конфликта у Хасана и был награждён орденом Красного Знамени. В 72–м смешанном полку совершил 17 вылетов на советско-финляндской войне, удостоен медали «За боевые заслуги». Имел нагрудные знаки «Участнику боёв у озера Хасан» и «Отличник РККА».
Освоил самолёты У-2, Р-1, Р-5, И-3, И-5, УТИ-2, И-16, И-15, И-15бис, И-153. Был отлично подготовленным лётчиком, имел солидный налёт в 470 часов. К 10 февраля 1941 года только на И–153 - 65 часов, в том числе 13 часов ночью, 9 - под колпаком и 5 в облаках. Таких лётчиков в 127-м иап, в котором он служил с апреля 1940 года, были единицы. В аттестации говорится: «Техника пилотирования, воздушная стрельба, бомбометание и штурманская подготовка - «отлично». Волевой и энергичный командир, в действиях решителен, в сложной обстановке не теряется».
Служил младшим лётчиком 31-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи, начальником связи эскадрильи 48-го истребительного авиационного полка на Дальнем Востоке.
Участник боёв у озера Хасан в 1938 году, за что награждён орденом Красного Знамени.
13 июня 1940 года назначен старшим адьютантом эскадрильи 127-го истребительного авиационного полка Белорусского особого военного округа.
127-й иап вступил в боевые действия с первых минут начала войны. Кузьмин Пётр Александрович погиб в воздушном бою в первый же день - 22 июня 1941 года.
Заместитель командира эскадрильи 127-го истребительного авиационного полка (11-я смешанная авиационная дивизия, Западный особый военный округ) старший лейтенант Кузьмин П.
А. 22 июня 1941 года совершил 5 боевых вылетов на истребителе И-153. Самый ожесточённый воздушный бой лётчиков 127-го полка произошел с 10:00 до 10:35 в районе аэродрома «Черлена». На перехват гитлеровцев вылетели 5 групп наших истребителей - 31 самолёт! В огненной воздушной круговерти Дерюгин, Жуковский, Фокин и Кузьмин в группе сбили 5 немецких самолётов, один из них сбит Кузьминым. 
В 13.00 в шестой раз вылетел на отражение налёта фашистской авиации. В воздушном бою в районе села Каменка Гродненской области, расстреляв весь боекомплект, будучи тяжело раненным, решил пойти на таран вражеского истребителя Me-109 (предположительно командира JG 27 майора В. Шельманна). Трижды врагу удавалось увернуться, но в четвёртой попытке Кузьмин настиг противника и нанёс удар. Сам погиб при таране.
.
Награждён орденом Красного Знамени и медалью.
.
В д. Каменка Щучинского района установлен памятник погибшим 22 июня 1941 года лётчикам 127 истребительного авиационного полка. Памятник был открыт 11 июля 2014 года.
.
Одна из улиц с. Репьёвки названа его именем.
.
Поэт Михаил Светлов о подвиге Кузьмина П.А. написал балладу:
.
Баллада о старшем лейтенанте Кузьмине
Красная звезда. 02.07.1941
Смеркалось. Темнела небес глубина.
Пять раз вылетало звено Кузьмина.
В боях за отечество счет наш простой:
Противник у города! Вылет шестой.
.
Звено самолетов, набрав высоту,
Пропеллером врезалось в темноту.
Атака воздушная нелегка –
По три «Мессершмитта» на ястребка!
.
Но сердце не дрогнет и нервы крепки –
Навстречу стервятникам мчат ястребки.
Огнем полыхает небес глубина –
Несется в атаку звено Кузьмина.
.
В бою арифметика наша проста –
Бей в гриву, пока не увидишь хвоста!
Покажется хвост – и вывод наш прост –
Строчи пулеметом во вражеский хвост!
.
Патроны расстреляны, ранен Кузьмин.
У красного сокола выход один:
Нам родина больше, чем жизнь, дорога –
Решился Кузьмин протаранить врага!
.
Но враг у крыла проскользнул налету.
И снова товарищ набрал высоту.
У вражьего уха пропеллер шумит.
Но снова от смерти ушел «Мессершмитт»!
.
Нам родина больше, чем жизнь, дорога!
Товарищ Кузьмин протаранил врага!
И город советский от вражеских сил
Он грудью, он жизнью своей заслонил.
.
И падая он услыхал над собой
Далекой воздушной тревоги отбой.
И два самолета упали в огне!
И – это баллада о Кузьмине.
.
О друге моем, о друге большом,
О людях, с которыми рядом живем!
Баллада о летчике Кузьмине,
О героической нашей стране!
М. Светлов.
.
У Петра Александровича были два брата - Михаил (шофёр в колхозе) и Николай (окончил Вольскую военно–техническую авиашколу).
Семья: жена Зинаида Алексеевна Севастьянова, сын Эдуард 1939 г.р., дочь Алевтина, которая родилась в Белоруссии в 1940 году. Семья проживала в г. Борисоглебске по адресу: ул. Дровяная, д. 44.
***
.
Из публикации Николая Качука в газете "Советская Белоруссия"
№ 161  от 25 августа 2015 г.
.
"...Мне очень долго не давал покоя вопрос, почему к награждению были представлены только 9 лётчиков полка и вне этого списка оказались не только Кузьмин, но и сбившие немецкие самолёты Фокин и Пачин? Кое–что прояснил Константин Трещев. То, что именно они попали в первый наградной Указ от 8 июля 1941 года, было делом случая. Командир 127-го иап подполковник Андрей Гордиенко, имевший среди лётчиков красноречивую кличку Чапай, 27 июня 1941 года в Могилёве зашёл в буфет при столовой, обеспечивающей штаб Западного фронта, и там неожиданно, что называется нос к носу, столкнулся с маршалом Ворошиловым. При этом не оробел и на вопрос Климента Ефремовича, как воюете, чётко доложил о действиях полка 22 июня. Маршал пришел в неописуемый восторг и приказал немедленно дать фамилии наиболее отличившихся пилотов. Гордиенко по памяти назвал 9 лётчиков - поэтому в указ и вкрались ошибки. Никаких наградных документов на них не оформлялось, так и представили - списком.
.
Таран Кузьмина командир полка подполковник Гордиенко не видел, так как во второй половине дня 22 июня убыл в Лиду, где временно заменил погибшего командира 11–й сад полковника Ганичева. А вскоре Гордиенко припомнили потерянные на земле при отступлении самолеты и потребовали объяснений. Андрей Васильевич заболел, начал хромать, написал рапорт и ушел с должности командира полка. А новому командиру уже было не до Кузьмина. Зато подвиг Петра Александровича хорошо видели жители Каменки: Василий Мазниченко, Ян и Амелия Хвойницкие, Иван Добрук и многие другие. Мазниченко и Добрук первыми прибежали на место падения самолёта после тарана. Рядом с его обломками лежал лётчик. В нагрудном кармане нашли партийный билет на имя Петра Кузьмина, а рядом планшет с документами, на котором тоже были его фамилия и инициалы. Все эти важные реликвии Василий Мазниченко вручил лично первому секретарю Щучинского райкома партии Степану Шупене. Кому передал их Степан Петрович, никто, увы, так и не удосужился спросить. А ведь умер Шупеня в 1979 году.
.
А что же немецкий Ме–109? После тарана он задымил и со снижением скрылся за лесом. Директор государственного архива Гродненской области А. Плещавеня в 1971 году в Щучинской районке опубликовал статью «В первый день войны», в которой рассказал, что немецкий лётчик покинул самолёт с парашютом, а после приземления вскочил на пасущегося рядом коня и скрылся в лесу. На след гитлеровца напали жители деревни Ройши Михаил Трофимович Шейпак и Александр Давыдович Чучва. Шли за ним, пока тот не зашёл в один из домов. Они - следом. И тут немец совершил роковую ошибку - решил поздороваться и протянул руку Шейпаку. Рывок и лётчик в одно мгновение оказался на полу. Михаил и Александр связали его и доставили в Островский сельсовет, куда за ним оперативно прибыли милиционеры - сотрудники Щучинского НКВД. Как удалось установить известному исследователю истории Щучинщины Сергею Донских, немец был в чине майора и имел два Железных креста. Известно, что в небе Гродненщины был сбит только один майор - это командир 27-й истребительной эскадры (по-нашему - дивизии) известный немецкий ас Вольфганг Шеллман. Прославился он ещё в Испании, где сбил 12 самолётов (второй по результативности среди немцев). Награждён за это Испанским крестом в золоте с мечами и бриллиантами. Во Второй мировой войне успешно воевал в небе Франции и на Балканах, сбил ещё 13 самолетов, за что Гитлер лично повесил ему на шею Рыцарский Железный крест. 22 июня он увеличивает свой боевой счёт до 26, но и сам будет сбит и покинет самолёт с парашютом.

Сбитый немецкий истребитель Ме-109
.
Его роковая встреча с Петром Кузьминым, согласно немецким документам, не совпадает только по времени. Но следует учесть, что немцы очень неохотно признавали свои потери, особенно в воздушных боях. В донесениях у них самолёты падают сплошь от поломок материальной части да от зениток. Таранов вообще не было, они их считают за случайные столкновения. Если внимательно посмотреть данные российских исследователей Романа Ларинцева и Алексея Валяева–Зайцева о потерях люфтваффе 22 июня 1941 года, отчитались немцы перед командованием об утрате Ме–109 Е–7 с заводским номером 4189, на котором летал Шеллман, только в самом конце дня, когда и произошёл таран, а не утром, как об этом пишут сегодня. Следует учесть, что и врали немцы в своих донесениях предостаточно, и начальство обманывали, и свои успехи преувеличивали, и потери занижали. Всё было.
Подтверждает версию о поимке Шеллмана нашими крестьянами и дальнейший ход событий. Немцы вошли в Щучин 25 июня. Как им стало известно, летчик был расстрелян сотрудниками НКВД накануне - 24 июня. Поиск, который немцы вели по всей Гродненской области, закончился тем, что были найдены обломки самолёта Шеллмана, а у одного из крестьян - его награды. Факт и то, что в Ройше были схвачены и расстреляны Чучва и Шейпак, а в Щучине - милиционер Иван Малофеев. А 5 июля 1941 года фашисты устроили в щучинском парке князей Друцких-Любецких показательную казнь 300 советских военнопленных. Так они решили отомстить за гибель пленного Шеллмана? Другого объяснения у этого зверства просто нет. Массовые расстрелы советских военнопленных в самом начале войны еще были редкостью и без веской причины немцами не применялись...
...В Каменской школе, которую тогда возглавлял Василий Витковский, на меня неизгладимое впечатление произвёл музей, в котором с большой любовью оформлен уголок, посвященный Кузьмину.
В музее Каменской школы у стенда П. Кузьмину
.
Общение со школьниками согрело мое сердце - здесь о нём помнят, гордятся и чтут..."
.
Портал "Память народа"
ОБД Мемориал
Помощь в создании страницы оказал Иванов Александр Полянскович
Карта сайта Написать Администратору