Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Голубов Анатолий Емельянович

Инструктор 2-ой ВШЛ
Герой Советского Союза
Родился 29 апреля 1908 года в деревне Новомарковка, ныне Кантемировского района Воронежской области, в семье крестьянина.
Окончив 10 классов, работал трактористом.
С 1930 года в Красной Армии.
В 1933 году успешно окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Работал инструктором Борисоглебского авиационного училища. От Администратора. Информация требует уточнения. В некоторых источниках Голубов А. Е. упоминается в качестве инструктора в Борисоглебском училище ещё в 1930-м году.   
В 1941 году окончил курсы командиров полков при Военно-Воздушной академии.
 
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Сражался на Юго-Западном, Ленинградском, Западном и 3-м Белорусском фронтах. Участвовал в освобождении Орши, Минска, Витебска. Командовал 18-м гвардейским истребительным авиационным полком.
К апрелю 1945 года заместитель командира 303-й истребительной авиационной дивизии (1-я Воздушная армия, 3-й Белорусский фронт) гвардии подполковник А. Е. Голубов совершил 355 успешных боевых вылетов, участвовал в 43 воздушных боях, лично сбил 10 самолётов противника. 29 июня 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
После войны продолжил службу в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба, а в 1952 - Высшую военную академию. С 1955 года генерал-майор авиации А. Е. Голубов - в запасе. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени (четырежды), Суворова 3-й степени, Александра Невского, Красной Звезды, медалями. Умер 29 января 1978 года. Похоронен в Москве.
* * *
...В ноябре 1942 года в 18-й гвардейский истребительный авиаполк прибыл новый командир - Анатолий Емельянович Голубов. Это был первоклассный лётчик-истребитель, выполнявший самые сложные боевые задания. Спокойный и справедливый, Голубов как-то сразу располагал к себе своей добротой и искренностью.
В многодетной семье Голубовых на Воронежской земле проходило нелёгкое детство будущего генерала. Работал и у попа, и у кулака, батрачил, был пастухом. Довелось служить ему и в Чапаевской дивизии, затем был зачислен курсантом в артиллерийскую школу.
Однажды, на показательных стрельбах Анатолий Голубов удивил всех, поразив шестью снарядами из шести движущуюся мишень. Сам командующий округом И. Э. Якир наградил снайпера именным портсигаром. Молодой солдат побывал в Москве на Красной площади в качестве почётного гостя, приглашённый на военный парад.
Словом, все данные были у Голубова отличиться на артиллерийском поприще. Но Родина бросила клич: "Комсомольцы - на самолёты! Дадим стране 100 000 лётчиков!". И он поступил в авиационную школу, а потом окончил авиационное училище.
Всё время упорно шёл вверх по воинским ступенькам - командир звена, командир отряда... Заочно учился в Военно-Воздушной академии. А в воскресенье, 22 июня 1941 года, выпускников выстроили и сказали:
- Ну вот, товарищи, теорию вы изучили неплохо. А практику приобретёте на фронте...
И молодой командир выехал к месту назначения. Войну он начал на Ленинградском фронте. Вскоре, под Волховом, одержал первую победу - сбил бомбардировщик Ju-88.
С каждым днём в жестоких боях крепли крылья Голубова. Не раз приходилось ему смотреть смерти в глаза. Между Сиверской и Киришами посадил подбитую машину на фюзеляж. Зато через несколько дней - в порядке сведения счётов - вогнал в Ладожское озеро ещё один самолёт врага.
Ничто так не укрепляет веру в свои силы, как первые победы. Голубов дал почувствовать их вкус десяткам своих молодых товарищей. Вылетал на свободную охоту с молодым пилотом, ещё не открывшим свой счёт. Находил цель, изматывал противника, загонял его в тупик, а добивать давал новичку.
Не изменил своим традициям Анатолий Емельянович и будучи назначенным командиром 18-го ГвИАП. В полку не было такого лётчика, с которым бы он не слетал или на учебный бой, или на провёрку слётанности, ведение ориентировки, или на бой с противником. Вспоминает известный лётчик - истребитель, Герой Советского Союза, Василий Николаевич Барсуков:
"В марте 1943 года наш полк вёл бои местного значения в районе Жиздра - Букань. В один из вечеров Анатолий Емельянович приказал мне готовиться к полёту. Задание было такое: держаться с ним в паре, вести наблюдение за обстановкой на земле и в воздухе.
Набрав высоту 3000 метров, мы пошли в сторону Жиздры. Облачность была 3-4 балла, верхняя кромка около 2000 метров. За облаками хорошая видимость, а под ними - полутемь. Вдруг Голубов резким полупереворотом пошёл почти в отвесное пикирование. Я за ним. И только под облаками разглядел, кто нарушил спокойный полёт командира. Это была "рама" - очень маневренный разведчик - корректировщик FW-189.
Голубов буквально вцепился огненными стрелами в уже успевшую перейти в пикирование "раму". Но тут же навстречу мне полетели обломки, по одному из которых я даже успел дать очередь. "Так вот как надо бить врага", - подумал я в это мгновение. В сумерках заметил, как командир выводит самолёт из пике, и последовал его примеру. В глазах стало темно. Ищу в предполагаемом месте самолёт командира, но вижу другой - с чёрным бортом. Я вновь пошёл в облака. Голубова нигде не было.
Я вновь поднялся наверх: нет командира. Вижу вдали всё тот же "Як" с чёрным бортом. И с дрянным настроением пошёл к аэродрому, всё ещё надеясь встретить Голубова. Потерять командира считалось у нас тягчайшим проступком. Возвращаясь на аэродром, я был крайне расстроен. Сел... Руля мимо стоянки комполка, я увидел тот же самолёт с чёрным бортом. Выключил мотор, вылез из кабины и, подойдя ближе, увидел Голубова.
- Что же ты, - говорит он мне, - шарахаешься от командира ?
А я обошёл вокруг его самолёта и глазам не поверил. Вся обшивка с правого борта слетела. Так вот почему я не узнал его самолёт.
- Держишься хорошо, - говорит командир, - ориентируешься тоже. Но как же меня-то не узнал ! А вообщем, молодец. Так и держать, Барсуков!"

Як-7Б командира 18-го ГвИАП Гвардии подполковника А. Е. Голубова.

* * *
Летом 1943 года инициатива уже прочно принадлежала советской авиации, моральное превосходство наших лётчиков было явным. Это особенно ярко проявлялось в минуты неравного боя. Так, в дни сражений на Курской дуге 16 истребителей, ведомые Подполковником Голубовым, возвращались с задания и натолкнулись на вражескую армаду, состоящую из 50 "Юнкерсов" и 40 "Хейнкелей". По сигналу Голубова наши истребители на большой скорости врезались в строй вражеских бомбардировщиков. В результате немцы не выдержали, ушли за линию фронта, потеряв 14 машин. В группе Голубова были сбиты 2 самолёта.
...До начала операции "Багратион" - крупного наступления советских войск с целью полного освобождения нашей земли от немецких войск, оставались считанные дни. Командующий 3-м Белорусским фронтом Генерал армии Черняховский приказал особенно внимательно следить за воздушными разведчиками противника. Приказ был суров: ни один вражеский самолёт не должен пересечь охраняемые рубежи. И всё же один немецкий самолёт-разведчик едва не прошёл. Наши лётчики поднялись в воздух без промедления, но противника увидели не сразу.
Виноваты оказались локаторы. С момента обнаружения противника и до взлёта истребителей проходило 2 минуты. За это время противник уходил на 15 километров от указанного квадрата... Голубов попросил командование армии передать локаторы непосредственно в полк. Его просьбу удовлетворили. Теперь нужно было скорее подняться в воздух: самому убедиться в точности работы диковинной аппаратуры.
Утром Голубов поднялся в воздух. Он появлялся то над одним, то над другим ориентиром, менял высоты и всё время сравнивал данные с земли с истинным местом своего самолёта. Данные точно сходились, и это радовало командира.
Неожиданно по радио раздался голос начальника штаба, который сообщил, что в квадрате "14" появилась пара самолётов противника. Голубов мгновенно бросил самолёт в указанном направлении и вскоре заметил врага. Два Ме-109 летели вдоль линии фронта. Голубов атаковал противника с высоты и со стороны солнца. Ведущий "Мессер" вспыхнул и беспорядочно пошёл к земле. Голубов бросился на второго, но с земли прервали его атаку новым сообщением: в соседнем квадрате обнаружен разведчик врага. Его то и поджидала пара "Мессеров".
"Юнкерс", заметив наш истребитель, повернул на запад. Голубов атаковал его сверху справа и повредил один мотор. Но и стрелок противника стеганул огнём по плоскости истребителя. Голубов боевым разворотом ушёл вверх. Снова ринулся в атаку. Теперь уже сверху слева. Очередь прошила фюзеляж "Юнкерса". Тот, резко клюнув носом, понёсся к вниз. Голубов преследовал его почти до самой земли, пока тот не скрылся в густом багрово-чёрном облаке взрыва...
А вскоре началось наступление наших войск. В те дни две радостные телеграммы пришли одна за другой в полк: 18-му гвардейскому присвоено наименование "Витебский" с вручением полку ордена Красного Знамени.
В один из дней гвардии подполковник Голубов получил указание: немедленно выслать пару истребителей на разведку дорог противника Червень - Борисов и Смолевичи - Слобода. Погода была отвратительная: небо затянуло низкими тучами, шёл сильный дождь. По данным метеослужбы, в районе предстоящей разведки погода была ещё хуже. И Голубов решил лететь сам.
Он обнаружил вражеские колонны, уклоняясь от вражеского огня, передал данные по радио на КП дивизии. На обратном пути его "Як" был перехвачен парой "Мессеров". Разгорелся бой. В какой - то момент Голубову удалось "вписать" один из Ме-109 в прицел. Светящиеся трассы впились в мотор и кабину вражеского истребителя... Другой "Мессер" решил искать спасение в облаках. Голубов бросился за ним, но батареи немецких зениток вздыбили навстречу ему завесу шквального огня. Три сильных удара потрясли его "Як"...
Лётчик с трудом тянул машину к аэродрому. Во время захода на посадку истребитель вспыхнул факелом. До земли оставался какой-то метр. Голубов понимал, что машина сейчас взорвётся. Расстегнув привязные ремни он вывалился из кабины. В этот же момент самолёт взорвался, а лётчик кубарем покатился по земле...
Перед отправкой в госпиталь, Анатолий Голубов простился со своими боевыми товарищами. Вот как описывает этот эпизод бывший лётчик французского полка "Нормандия - Неман", Франсуа де Жофр, свидетель тех событий:
"...Слабым, едва слышным голосом он, словно пришелец с того света, произносил слова, которые я никогда не смогу забыть:
- Товарищи лётчики 18-го полка и вы, наши друзья французы из "Нормандии"... Я сожалею, что вынужден вас покинуть. Но очень скоро я вернусь и буду с вами до окончательной победы. Поклянитесь мне, что вы свято выполните ваш долг! До скорой встречи, друзья!..
И все мы, в один голос выкрикиваем: "Клянёмся!"
Через 6 месяцев полковник действительно вернулся к нам. Было тяжело смотреть, как он ковылял по полю, словно собранный из разрозненных частей. Но едва он немного поправился, как сразу же вылетел на очередное боевое задание во главе 18-го полка, сдержав таким образом данное им слово. Он командовал нами до окончательной победы. Этот человек сумел победить даже смерть..."
Итак, после длительного лечения в госпитале, Голубов вернулся в полк. Воля к жизни и могучий организм взяли своё. Голубов не только стал на ноги, но и вновь обрёл крылья, вернулся в боевой строй. Однако травма головы и переломы костей таза давали знать, увяла былая резвость, тело приобрело грузноватость...
4 июля 1944 года завершился первый этап блестящих сражений в Белоруссии. Наши войска устремились вперёд и, развивая мощное наступление, вышли к западным границам Советского Союза. Лётчики 303-й Смоленской истребительной авиационной дивизии за это время провели 202 воздушных боя, в которых сбили 132 вражеских самолёта и более 50 уничтожили на земле. Особенно жаркие бои разгорелись в районе Гумбинена и Инстербурга.
Голубов снова командовал полком. Ходил он ещё с палочкой, но как только почувствовал себя окрепшим, заспешил к самолёту. И вот он в воздухе, возглавляет группу. Родная стихия словно влила в него новый заряд сил и энергии. Группа шла штурмовать вражеский аэродром Иукштейн, где базировалось более 30 машин. Ни одной из них не удалось подняться в воздух...
В этот же день Голубов вторично повёл группу в бой. На подходе к цели обнаружили около 50 бомбардировщиков Ju-88, шедших под охраной FW-190. Быстро оценив обстановку, Голубов повёл своих бойцов в атаку. Завязалась жестокая схватка. Голубов твёрдо держал управление боем в своих руках и вовремя заметил, как к одному из лётчиков подкрадывается в хвост "Фоккер". Отвесно спикировав, командир полка настиг врага и точной очередью уничтожил его... В этот день лётчики 18-го ГвИАП вогнали в землю 20 вражеских самолётов, ещё 4 - сожгли на земле. При этом, не потеряли ни одной своей машины.
Анатолий Голубов сражался до самого конца войны. Совершив более 360 успешных боевых вылетов, уничтожил в воздушных боях 14 самолётов врага, стал Героем Советского Союза.
В начале 1960 года на экраны кинотеатров Парижа вышел франко-советский фильм "Нормандия - Неман". На премьеру этой картины по приглашению лётчиков из прославленного французского полка, сражавшегося в составе 303-й истребительной авиационной дивизии, прибыл и бывший командир 18-го гвардейского авиаполка генерал-майор авиации Анатолий Емельянович Голубов...
* * *
На исходе зимы 1943 года 18-й Гвардейский авиационный истребительный полк получил эскадрилью самолётов с алой надписью на фюзеляжах "Латышский стрелок". Самолёты эти участвовали в воздушных боях на Курской дуге, в небе Белоруссии, Прибалтики, штурмовали Кёнигсберг. К концу войны эскадрилья "Латышский стрелок" имела на своём счету 80 сбитых вражеских истребителей и бомбардировщиков.
Многих воздушных бойцов эскадрильи "Латышский стрелок" Советское правительство наградило орденами и медалями, а заместитель командира эскадрильи Николай Пинчук удостоился высшей награды Родины - звания Героя Советского Союза.
В Риге, в одном из музеев, выставлена картина, на которой запечатлён торжественный момент передачи авиационному полку представителями латышского народа эскадрильи "Латышский стрелок". Автор этого полотна - бывший командир 18-го Гвардейского авиаполка Герой Советского Союза генерал-майор авиации Анатолий Емельянович Голубев. Увлекшись после войны живописью, он сделал много рисунков, отражающих подвиги лётчиков в годы войны. Но картина, подаренная им рижскому музею, самая крупная из его работ.
В начале 1980-х годов в Москве, в клубе Военно-Воздушной академии имени Жуковского, состоялась встреча ветеранов 18-го Гвардейского авиаполка. На неё съехались бывшие лётчики - представители 30 национальностей из 60 городов страны. Вспоминали о боевом прошлом, о братстве советских людей. Говорили и об эскадрилье "Латышский стрелок", со славой прошедшей через все испытания военной грозы. Хотя многим из бывших лётчиков эскадрильи не довелось побывать в Латвии, все они испытывают самую горячую любовь к латышскому народу. Дружба, соединившая их в годы военного лихолетья, жила и крепла и после войны. Она помогала им в боях, помогала и в мирном труде на благо Родины.

Источник: http://airaces.narod.ru/all6/golubov.htm
*****
Карта сайта Написать Администратору