Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Гусев Александр Иванович

Выпускник 1931 года
Герой Советского Союза
Генерал-майор авиации
.
Родился 24 августа 1910 г. в Липецке в семье рабочего. Русский.
Окончил среднюю школу.
В РККА с 1928 г. Член ВКП(б) с 1931 г.
Окончил 2-ю военную военную школу летчиков в г. Борисоглебске в ноябре 1931 года. 
Служил командиром отряда 17-й эскадрильи 142-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа.
Участвовал в национально-революционной войне в Испании с 20.08.1937 по 25.04.1938 гг. Был командиром эскадрильи, а затем истребительной авиагруппы. Летал на И-16. Провел 32 воздушных боя, сбил 3 самолета лично и 2 в группе. Награжден орденом Красного Знамени (02.03.1938).
В конце августа 1937 г. в Испанию прибыла очередная группа советских летчиков-добровольцев. Из пополнения были сформированы 2 эскадрильи. Командиром первой назначили старшего лейтенанта Гусева, а второй - старшего лейтенанта Девотченко.
Вспоминает генерал-лейтенант авиации Семенов:
«О Гусеве уже тогда шла слава как о решительном и опытном командире, смелом и инициативном летчике. Рослый, энергичный, веселый, он как-то сразу завоевывал симпатии всех, кому доводилось с ним встречаться…
Во втором бою я… увлекшись атакой немецкого бомбардировщика, потерял свою группу, заблудился и не знал, что дальше делать. Спасибо товарищам: нашли меня и привели на аэродром. Разумеется, я ожидал разгона от командира эскадрильи. Но Гусев спокойно разобрал мои ошибки и в заключение сказал:
- Запомните для начала четыре «нельзя». Нельзя отрываться в бою от группы. Нельзя стрелять с большой дистанции. Нельзя быть слепым. Нельзя действовать поспешно. Остальное подскажет опыт...
На всю жизнь осталось в моей памяти это наставление командира эскадрильи. Очень уж выразительно сформулировал он непременные условия победы в воздушном бою. Вылетая на любое боевое задание, я всегда старался строго соблюсти четыре «нельзя», и со временем это дало мне возможность приобрести многие другие качества, необходимые летчику-истребителю во фронтовой обстановке».
.
9.10.1937 сбил бомбардировщик Do.17 в группе.
Генерал-майор авиации Гусев вспоминает:
«Взлетаю через одну-две минуты после дежурного звена. Фашистский экипаж наверняка сконцентрировал свое внимание на тройке Панфилова. Она, набирая высоту, догоняет разведчика. Взлетал я на северо-запад, и, подворачивая к линии фронта, фашистский летчик невольно помогал мне, идя на сближение со мною. Я захожу сбоку. Все крупнее и крупнее выглядит самолет-разведчик в концентрических, похожих на мишень кругах прицела. До зуда в пальцах хочется поскорее нажать гашетку. Ведь, судя по всему, меня враги не видят. Они слишком увлеклись борьбой на дальних дистанциях с тройкой Панфилова...
По тому, как резко и неуклюже вражеский летчик накренил самолет влево от меня, я понял, что он не ожидал моей атаки. Но, отвернув от меня, пилот-разведчик подставил машину под очереди звена Панфилова. Получив свою «порцию», вражеский пилот нашел-таки единственный правильный для себя выход. Он вывел машину напрямую в сторону Теруэля и со снижением на всей мощи моторов на предельной скорости ринулся к предгорьям, возле которых держалась облачность.
Мы атаковали противника одновременно с разных сторон: Панфилов сверху, Ильин — снизу, Базаров — слева, я — справа. Огонь открывали с трехсот метров и вели до пятидесяти метров. Хорошо виделось, как очереди трассирующих и зажигательных пуль, ударив в машину, вспыхивали короткими белыми и оранжевыми огоньками.
После нашей второй атаки ни стрелок, ни штурман не стреляли. Мы ринулись в третью.
Выхожу из боевого разворота. Снова в концентрических кругах прицела вижу вражеский разведчик. И опять мы с Панфиловым почти одновременно открываем огонь по противнику. После выхода из атаки я обернулся и с трудом сдержал возглас радости: на вражеском самолете загорелся левый мотор...
Но, повернув на боевой курс, я увидел, что пилот-разведчик ринулся в глубокое скольжение с пикированием. Пламя, метавшееся около его левого мотора, сбил бешеный встречный поток воздуха. Самолет-разведчик был все еще жив.
Атаки последовали одна за другой. Было видно, как после очереди от фюзеляжа машины, от крыльев отлетели куски обшивки. Фонарь летчиков разбит вдребезги. Левый мотор продолжал дымить, винт остановился. Машина болталась из стороны в сторону. Но самолет продолжал лететь. Как смертельно раненный хищный зверь, он упрямо полз к спасительным для него облакам. А они уже близко. Еще несколько минут, даже не минут, а секунд, — и разведчик противника нырнет в туманное чрево, исчезнет с глаз.
Выхожу на боевой курс. Машина врага в перекрестье. Нажимаю гашетки... Даю длинную очередь. Я еще не прекратил огня, а самолет противника с большим углом пикирования призрачно мелькнул в белых прядях тумана и скрылся в облаках.
Если сказать, что было обидно до слез, то это будет точно...
Злость разбирает меня. Вчетвером не смогли сбить один самолет! Летчики-истребители, называется! Просятся на ответственные задания! Черт бы нас побрал с торопливостью, нервозностью! Барышни кисейные, а не истребители!
Как же я Евгению Саввичу стану докладывать?
Эта мысль совсем доконала меня».
Согласно воспоминаниям Гусева, эта история закончилась тем, что часа через два после возвращения перехватчиков на аэродром позвонил Е. С. Птухин и сообщил, что разведчик, по докладам постов ВНОС, все же был сбит и упал на республиканской территории.
.
12.10.1937 г. сбил «фиат» в группе.
Эскадрилья Гусева провела над линией фронта воздушный бой, в котором Иван Панфилов сбил 1 «фиат», а еще 2 «фиата» были подбиты. При возвращении на аэродром летчики заметили летевшее параллельно с ними в одном направлении и на одной высоте звено «фиатов». Используя количественное и качественное превосходство, советские истребители решили принудить итальянцев к посадке. Однако такой вариант итальянцев явно не устраивал, и они попытались вырваться. Ведущий звена «фиатов», дабы облегчить уход своих ведомых, пошел вверх. Его, оторвавшегося от группы, и сбили Александр Гусев и Иван Соколов. Ведомые «фиаты» пошли вниз, и им удалось какое-то расстояние к линии фронта, но они были сбиты звеньями Платона Смолякова и Ивана Панфилова. Пилот ведущего «фиата» — капитан, командир эскадрильи, выпрыгнул с парашютом и попал в плен. Находясь в плену, он сообщил сведения о количестве самолетов и распорядке работы аэродрома Гарапинильос.
.
15.10.1937 участвовал в налете на авиабазу Гарапинильос.
.
4.12.1937 сбил Bf.109.
Над аэродромом Бухаралос произошел воздушный бой между 5 И-16, возглавляемыми Александром Гeсевым, и 30 бомбардировщиками, а также 11 «мессершмиттами» из 1.J/88. Учитывая неравенство сил и неэффективность оружия советского истребителя против бомбардировщиков, Гусев объектом нападения выбрал истребители. В результате противник лишился 2 самолетов. Один, по документам, был подбит и упал на своей территории. Второй подбил Гусев и вместе со своим ведомым сопровождал «немца» до места вынужденной посадки на республиканской территории, после чего патрулировал над ним до прибытия республиканских солдат.
Ущерб же от сброшенных противником бомб оказался минимальным - 2 техника получили ранения, ни один республиканский самолет не пострадал. В бою получил ранение Виктор Кустов…
«Мессершмитт» оказался практически неповрежденным и через некоторое время был отправлен в Советский Союз.
.
5.12.1937 франкистская авиация решила взять реванш за неудачу 4 декабря и произвела два налета на аэродром Бухаралос…
Во втором налете участвовали 18 «двухмоторных бомбардировщиков» (Не 111) и 15 «мессершмиттов» из 1.J/88. С аэродрома успели подняться 19 И-15, с соседних аэродромов на помощь взлетели эскадрильи Гусева и Девотченко. Опыт, приобретенный немцами в боях на севере, не помог им и в этом бою… Было сбито два моноплана. Один «сгорел с летчиком на республиканской территории». Пилот второго выпрыгнул с парашютом и попал в плен. В дневнике боевых действий сделана интересная запись: «Наш летчики заявляют о третьем сбитом самолете, упавшем тоже на нашей территории в районе Фуэнтес (20 км южнее Куенка). Производятся поиски этого самолета»…
Потери, понесенные немецкими истребителями, самым непосредственным образом сказались на их боевой активности. Высказав претензии итальянцам и националистам (мол, пока что воюем только мы - немцы), 4 немецкие истребительные эскадрильи стали летать гораздо осторожнее и в бой вступать не стремились.
.
30.12.1937 был ранен в воздушном бою.
Утром 24 истребителя республиканцев, прикрывавшие 17 Р-Зет, встретились с 25 «фиатами» и 10 «мессершмиттами». В бою, продолжавшемся четверть часа, погиб лейтенант Александр Сумарев, его И-16 упал на республиканской территории. Летчики Александр Гусев и Александр Ильин получили ранения. Обоим удалось благополучно долететь и сесть на своем аэродроме.
 
После лечения в госпитале Гусев вернулся в эскадрилью и находился в «группе выздоравливающих».
.
7.02.1938 большие потери понесла республиканская бомбардировочная авиация. Две эскадрильи СБ с советскими экипажами в количестве 22 самолетов, шедшие без истребительного прикрытия, были атакованы и буквально растерзаны двумя эскадрильями «мессершмиттов». Немцы претендовали на 10 побед. Фактически было сбито четыре СБ, а шесть, хотя и сумели вернуться на свой аэродром, получили такие повреждения, что требовали заводского ремонта. Выбросившиеся с парашютами экипажи сбитых СБ были расстреляны в воздухе, озверевшими от безнаказанности фашистами.
На самом деле прикрытие у республиканских бомбардировщиков имелось. Группу сопровождения в составе трех эскадрилий возглавлял старший лейтенант Девотченко. Однако на подходе к цели он увидел большую группу вражеских бомбардировщиков, не удержался от соблазна и, оставив своих подопечных, атаковал противника. Ему удалось сбить два бомбардировщика противника, но цена этой победы оказалась слишком высокой.
После этого боя Девотченко был отстранен от командования группой И-16, а на его место назначен Гусев.
.
14.03.1938 старший лейтенант Гусев Александр Иванович был удостоен звания Герой Советского Союза. Ему была вручена медаль «Золотая Звезда» № 109.
.
В конце апреля 1938 г. Гусев был отозван и вернулся на Родину. Вскоре ему было присвоено внеочередное воинское звание майор.
.
В 1939 г. он закончил КУКС при Военной академии Генштаба.
02.06.1939 в составе группы летчиков, имевших боевой опыт, полковник Гусев прибыл в Монголию для укрепления частей, участвующих в советско-японском конфликте у реки Халхин-Гол.
Участвовал в боях у реки Халхин-Гол. Был награжден вторым орденом Красного знамени (29.08.1939) и монгольским орденом «За воинскую доблесть» (10.08.1939).
.
Участвовал в советско-финской войне. Был заместителем командующего ВВС 8-й армии. Награжден третьим орденом Красного Знамени.
.
04.06.1940 Гусеву было присвоено воинское звание генерал-майор авиации.
.
Участвовал в Великой Отечественной войне. Командовал 17-й смешанной авиадивизией Юго-Западного фронта (20, 91-й истребительные, 48, 224, 225, 242-й и 244-й ближние бомбардировочные авиаполки).

С 16.12.1941 по 15.11.1942 генерал-майор авиации Гусев командовал 106-й истребительной авиадивизией ПВО, прикрывавшей воздушное пространство над железными дорогами в тылах Северо-Западного и Калининского фронтов.

С 16.11.1942 по 15.07.1944 он командовал 104-й иад ПВО (729-й и 730-й иап), защищавшей Архангельск.

С 16.07.1944 по 9.08.1944 генерал-майор авиации Гусев командовал 328-й иад ПВО.

Затем был заместителем командующего воздушной армией.

В 1948 г. окончил Военную академию Генштаба, а в 1955 г. - военно-исторический факультет при этой же академии.
С 1960 г. в запасе.
.
Автор книги «Гневное небо Испании».
.
Жил в Москве.
Умер 26 июля 1978 г.
Карта сайта Написать Администратору