Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Маркуша Анатолий Маркович (Лурье Арнольд Маркович)

Выпускник 1941 года
Лётчик, писатель
.
   
Маркуша Анатолий Маркович - пвсевдоним Арнольда Марковича Лурье.
.
Родился 20 июня 1921 года в городе Днепропетровске. Отец - бухгалтер, мать - домохозяйка.
В 1924 г. семья переехала в Москву.
До войны работал в газете «Вечерняя Москва».
В 1941 г. был призван в армию, окончил Борисоглебскую школу лётчиков-истребителей, стал лётчиком. С 8.09.1944 по 28.12.1944 году в звании сержанта проходил службу в Заполярье (Нямозеро, Алакуртти, Шонгуй) лётчиком 760 иап.
Награждён медалями «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»  
В 1950 г. в подмосковном Жуковском прошёл курсы лётчиков-испытателей Минавиапрома.
За годы службы в ВВС освоил 50 типов самолётов.
Демобилизовался в 1954 году.
.
В 1955-1958 гг. входил в редколлегию журнала «Знамя». Первую книгу своих рассказов «Ученик орла» выпустил в 1957 году.
Анатолий Маркович, если подходить строго - писатель детский. Основную массу своих книг он написал для молодого, подрастающего поколения. Трудно посчитать, сколько юношей, прочитав его рассказы, приняли для себя решение навсегда связать свою судьбу с небом.
Из написанных им книг 75  были переведены на 18 языков мира.
.
ПАМЯТИ АНАТОЛИЯ МАРКОВИЧА МАРКУШИ
В последний раз он поднялся в небо, когда ему было за восемьдесят. Эту возможность ему подарили на день рождения. Встреча со старым другом По-2 - лучшего подарка летчику и писателю Анатолию Маркуше не могло быть.


Анатолий Маркович Маркуша родился 20 июня 1921 г.
"Интересоваться самолетами я начал в 13-14, летать - в неполных 17, в аэроклубе", - рассказывал он сам.
- "Борисоглебскую школу пилотов окончил 19 июня 1941 года. В годы войны воевал на Карельском фронте, когда наступило мирное время попал в первый набор школы лётчиков-испытателей."
.
В его летную книжку вписаны почти все типы самолетов, существовавших в годы его летной работы.
.
В 1955 г. Анатолий Маркович был вынужден расстаться с лётной работой: в то время окончательное решение о том, кому летать, а кому нет, принимали "органы"...
Но никакие силы не смогли бы разлучить Маркушу с авиацией: с ней он остался до конца жизни. С того момента он решил служить ей писательским пером.
Первая его книга вышла в 1957 г. С тех пор он написал более ста книг. Переведенные на многие языки, изданные тиражом более 15 миллионов экземпляров, его книги заняли места на полках рядом с изданиями Экзюпери, Ричарда Баха и других замечательных летчиков-писателей. Маркуша писал о том, что любил. А любил он более всего славное воздушное братство и небо. "Нет", "Вам - взлёт", "33 ступеньки в небо", и многие другие его книги вели людей в авиацию.
.
На его письменном столе лежит первая страница новой повести, которой не суждено увидеть свет… 30 августа 2005 года Анатолий Маркович ушел из жизни.
Но остались его книги и, услышав их зов, в небо поднимется еще не одно поколение новых авиаторов.
Говорят, человек жив, пока его помнят. Анатолия Маркушу мы будем помнить всегда.
.
А.И. Алешин, А.И. Бажанов, А.А. Воинов, О.Г. Ганович, А.Ю. Гарнаев, О.К. Громова, В.Г. Дейнека, П.С. Дейнекин, Л.Я. Зайцева, А.Н. Квочур, А.Б. Лигерман, А.И. Малюков, Д.А. Морозов, М.М. Опарин, В.И. Осадчий, В.Е. Павлов, И.В. Пейда, В.А. Пономаренко, А.Е. Рекемчук, В.Н. Романов, А.В. Рудых, Г.М. Садовников, М.П. Симонов, В.С. Смирнов, В.А. Тюшин, Г. Хагена, В.И. Цугарев, А.Н. Чернов
*****
.
Книги А. М. Маркуши
А. Гарнаев: Книги А. М. Маркуши
.
Он написал их много, сто пять. Их много издавали, общий тираж за всю его жизнь – больше 15 000 000 (пятнадцати миллионов!) экземпляров. О чём говорят эти цифры?
В наше смутное время безумного смешения понятий, размывания ценностей, засилья миллионных тиражей-однодневок – такие цифры, на первый взгляд, не говорят ни о чём. Но если бы можно было оценить количественно конечный результат творчества Анатолия Маркуши – количество лётчиков, обретших крылья непосредственно благодаря его книгам, то ЭТА величина сказала бы о многом. К сожалению, ЭТО никем не подсчитано... Но могу убеждённо утверждать: по количеству лётчиков, обретших крылья непосредственно благодаря творчеству Анатолия Маркуши, с Великим Лётчиком-Литератором за всю историю человеческого летания не сможет сравниться ни один авиационный Главком!
.
Личность Анатолия Марковича МАРКУШИ...
В его собственном изложении – проста, понятна, немного сумбурна, всегда по-мальчишески увлечённа... С точки зрения современных представлений – непостижима и противоречива, как и вся ТА, его эпоха.
Боевой лётчик-истребитель, поступивший после Отечественной войны в Школу лётчиков-испытателей. Получивший квалификацию испытателя, и... не получивший от «органов» разрешения работать по этой специальности. Уволенный из армии без пенсии, и проработавший несколько лет в гараже автослесарем. «Случайно» написавший свои первые литературные труды как шутливые детские рассказы, подписав их в качестве псевдонима своей детской кличкой – Маркуша («Маркуша» — означало сын своего папы Марка...), и случайно издавший их впервые именно в детском издательстве. Вдохновлявший на неизлечимую страсть к летанию нас, мальчишек последующих поколений книжкой «Вам - взлёт!». Вдохновлявший замусоленным от ночных чтений до дыр романом «Нет!» на стремление к лётно-испытательной работе, на верность профессии (до конца!) нас, курсантов лётных училищ.
.
У профессиональных лётчиков негласно под запретом использование слова "последний". Этим словом они пользуются в единственном случае – когда речь идёт о том, что уже точно НИКОГДА не повторится, о том, откуда уже точно НЕТ возврата…
И вот его последняя, 106-я книга. Она состоит из двух его произведений: 1) "По дороге к небу", 2) "ПОСЛЕДНИЙ парад".
Эти рукописи я получил летом 2005 года из его собственных рук. Он сам тогда так и сказал мне: "Это — моя последняя книга…"
Воля Мастера свята. Его последнюю книгу Вы держите в руках, и, надеюсь, прочтёте...
А после прочтения кто-то, наверняка, ещё окрылит свою судьбу Высокой мечтой!

Александр ГАРНАЕВ
Герой Российской Федерации
Заслуженный лётчик-испытатель РФ
.
.
.
.
.
.
.
.
В. Романов: Памяти старшего товарища.
.
Я думаю - мое дело рисовать. Это так, и подтверждение тому более сорока книг, проиллюстрированных за 10 лет в свободное от работы время. Хобби? Нет, не то слово, не русское и не мое. Увлечение? - Да. И, пожалуй, образ жизни, который начался и неожиданно и закономерно… со встречи с Анатолием Марковичем Маркушей.
…Но сейчас надо писать, друзья попросили, потому что этот замечательный человек ушел из жизни, ушел в последний полет.
Анатолий Маркуша - для многих и многих писатель из детства. Для "воздушного братства" - человек, позвавший в небо, летчик-испытатель, заразивший нас любовью к авиации. Для меня - еще и мудрый старший товарищ, с которым я имел честь и счастье познакомиться и за эти десять лет, благодаря общей работе и заботе, сошелся близко. А забота и тогда и сейчас простая. Я бы сказал, для меня почетная - иллюстрировать, да еще найти способ (а чаще деньги) для издания хороших книг.
Писать так, как умел Анатолий Маркович, - дар редчайший. Попробовать измерить им созданное количеством книг (а только изданных более сотни на 19 языках, общим тиражом за 15 миллионов экземпляров), было бы сказать далеко не всю правду. Каждая его книга - шедевр. Большой или маленький, но шедевр, сотканный из правды и мудрости. Я не редактор и тем более не критик, чтобы разбирать достоинства, недостатки, писать о книгах. Скажу так - эти Книги надо читать. Для авиаторов моего поколения названия "Нет", "Вам - взлет!", "33 ступеньки в небо", "Дайте курс" звучат паролем. Проверьте, не пожалеете.
Я постараюсь рассказать о том, что знаю хорошо. Как проходили встречи с новыми и старыми друзьями дома Маркуши, встречи-беседы, деловые и не очень, а иногда и встречи-исповеди. Все было просто, а если человек оказывался, что называется - "наш", то и душевно.
Притушенный свет в большой, высокой комнате. Диван у окна, куда после "церемонии" приветствия или знакомства усаживали гостя. Вокруг книги и авиационные реликвии, напротив, через стол, большие, увеличенные очками, внимательные глаза. И разговор - неспешная беседа, украшенная байками и рассказами о былом, о людях мира авиации, искусства, медицины… известных и неизвестных удивительных людях-личностях, с которыми сводила судьба. Часто разговор продолжался за ужином. И вот тут на столе появлялись большие широкие стаканы и запотевшая, из морозилки, бутылка, а к ней - немудреная закуска. Тягучая водка по старой традиции разливалась в эти стаканы и выпивалась неспешно, с пониманием задачи - получить удовольствие. Провозглашались обязательные в этом доме тосты: за авиацию, за тех, кого с нами уже нет… Беседа оживлялась, обязательно находились общие знаковые (мир-то тесен), и ты уже чувствовал себя частичкой большой авиационной семьи или, как любил говорить Анатолий Маркович, "воздушного братства". И это касалось абсолютно всех, летавших и не летавших, вроде бы далеких от аэродромов и посадочных площадок но, как оказывалось, выросших на книжках Маркуши людей. Небо над всеми…
И вот наступало время оживающих легенд. И ты узнавал, что сидишь не просто на диване, а именно в том уголочке, где пристраивался часто бывавший и очень любимый в этом доме Летчик с большой буквы Сергей Николаевич Анохин. Привлекла внимание фотография - следовал рассказ в лицах, где и волжский говорок слышался, о том, как юный Толя в буквальном смысле соприкоснулся с "Бессмертным флагманом". Так потом будет названа книга о Валерии Павловиче Чкалове. И ты невольно тянулся к Анатолию Марковичу. Дотронуться. Так, для связи времен.
Снова разговор, воспоминания, дискуссия… Здесь интересно и легко, но не только. Здесь говорят правду и правду ответят. Когда так понимают и так слушают, хочется говорить обо всем на свете, выверять свои ощущения, мысли… иногда и совет нужен. Дедушка Маркуша помолчит, взглянет на тебя. Два-три слова с высоты прожитого, иногда байка к случаю, и выходишь просветленный - жизнь продолжается. Выпитое - не в счет, не за тем шли и шли люди в этот дом.
В летную книжку Анатолия Маркуши вписано 54 типа самолетов. Это чуть ли не все, существовавшие в годы его летной работы. В 73 года он летал самостоятельно на "Авиатике-890". Когда было за восемьдесят, поднялся в небо на стареньком ветеране По-2… Но не мне, летавшему борттехником, описывать это. Напишут, очень надеюсь, настоящие Летчики, с которыми я познакомился благодаря Анатолию Марковичу.
Маркуша неисчерпаем во всем. Вот на стене афиша фильма, за который сценарист Анатолий Маркуша отмечен в Париже высшей наградой ФАИ - "Золотыми крыльями". Не многие знают, что в юности он занимался боксом, а чемпионом Союза был по гребле. Он рисовал, обдумывая что-то. Осталось несколько тысяч его рисунков, необычных, как морозные узоры. Один раз, поддавшись на наши уговоры, он выставлял их в "Доме дружбы" у Валентины Владимировны Терешковой.
Пишу, а времена путаются (да простят меня редакторы). Ну не подходит прошедшее время.
Анатолий Маркович Маркуша, мир его книг с нами и "взлетит" с внуками-правнуками в будущее. А наше дело - не расплескать, собирать и сохранять, издавать и переиздавать…
Написал! Все, выдох.
Что получилось - байка, рассказ…? Кто-нибудь определит. Надо еще проиллюстрировать и как-то назвать. Все завтра. Нажимаю "сохранить"… Бездушный компьютер высвечивает имя файла по первым словам: "Я думаю - мое дело". Ого! А ведь подойдет… Неплохо получилось.
И тут голос дедушки Маркуши: "Володя, рисуй. Хоть ты это делаешь не лучше всех, но тебе объяснять не надо. Ты дополняешь написанное. А насчет этого твоего произведения… Если придется, не читай - расскажи. Только не торопись, загляни собеседнику в глаза…"
Владимир Романов, полковник запаса
.
Часть книг А.М. Маркуши:
    
    
    
.
***
Гость "Учительской газеты" Анатолий МАРКУША.
Завещание грустного клоуна
Сергей РЫКОВ:
- Не знать, конечно, стыдно, но для тех, кто не знает, напомню. Анатолий Маркович МАРКУША - писатель. Строго говоря, писатель детский. 75 книг переведены на 18 языков мира. Их общий тираж около 15 миллионов. Человек сведущий такой статистике мысленно поаплодирует.
.
- Анатолий Маркович, пожалуйста, добавьте два-три штришка в эту арифметику. Для затравки разговора...
- У меня все, как у нормальных людей моего поколения. Родился при Ленине, встал на задние лапы при Сталине, подрос и профессионально защищал строительство социализма в отдельно взятой стране. Был летчиком до тех пор, пока не был сбит с этой высоты медициной. Дальше пестро: случилось сплавать в Индийском океане и слетать на Северный полюс, был репортером в газетах, испытывал новые автомобили... Встречался с множеством самых разных людей. Незаметно жизнь обратилась в руду, из которой и выплавлены все мои книги для молодых.

- Обычно об этом спрашивают в конце интервью, но я спрошу сейчас. С колокольни ваших лет (А.М.Маркуше 78 лет. - С.Р.) и вашего опыта: что в жизни любите и что ненавидите?
- Люблю дороги, неожиданные встречи, непринужденное общение. Но превыше всего люблю летать!

- Во сне или наяву? Выглядите просто блестяще, и, немножко зная ваш характер, рискну предположить, что роль пассажира воздушного лайнера вас не устроит...
- Последний раз летал на спортивном самолете всего-то четыре года назад...

- Блестяще! А что в жизни ненавидите?
- Ненавижу начальство как силу, подавляющую личность, сгибающую человека. А еще - жадность и зависть, источники большинства бед на земле.

- В ваших руках четки. Анатолий Маркович, вы так религиозны?
- Это не четки. Это янтарные бусы моей мамы. У меня была молодая мама, умерла она, увы, не дожив до шестидесяти лет. Мы дружили и удивительно понимали друг друга. Со дня ее смерти я не выпускаю из рук ее янтарных бус - она их носила, надеясь избавиться от опухоли на щитовидной железе. Но оказалось - напрасно. Бусы мамины в моих руках уже тридцать с лишним лет. Перебирая их, я стараюсь отвечать перед маминой памятью: а как бы она отнеслась к моим словам, поступкам, мыслям... Особенно из разряда беспокоящих совесть. Вы не первый, кто меня спрашивает: "Это четки? Вы молитесь?" Вот именно - молюсь...

- Этот вопрос интересует меня как отца уже взрослого сына: с вашим отцом у вас были проблемы?
- Конечно! Я думаю, он до самой смерти был уверен, что жизнь моя не удалась, хотя уже в то время среди писательской и читающей публики я был известен. Его девиз был: "Лучше побыть пять минут трусом, чем всю жизнь покойником". А это не по мне. Отец хотел, чтобы я стал врачом, и никем иным. В аэроклуб я бегал тайком от него. Даже когда я стал профессиональным летчиком, испытывал самолеты, он все равно не воспринимал меня всерьез.

- Возможно, он просто завидовал вам? Только не признавался себе в этом...
- Завидовал? Вряд ли... Он верил, что его жизнь удалась, - он был довольно известный финансист. Вот сейчас бы он развернулся! Это его время...

- Вы как педагог, как детский писатель можете вот так сразу дать три, четыре совета читателям "Учительской газеты" родителям?
- Детей надо любить - это истина, не требующая пояснений. И все-таки... Нельзя любить ребенка потому, что сие предусмотрено школьной программой. Отсюда следовало бы сделать тяжелый для многих вывод - если не получается любить, не можешь найти в себе достаточно тепла, способности жертвовать, УХОДИ с учительско-воспитательной должности.
Беда номер один, мне кажется, общая для семьи и для школы: мы, взрослые, не умеем и не считаем нужным, а потому и не стремимся СЛУШАТЬ детей. Подспудно полагаем: а что такого может мне сообщить несмышленыш? Но ведь маленький не значит глупый. И потом СЛУШАТЬ и СЛЫШАТЬ - разные вещи.
То, чего ребенок не может понять, он прекрасно ЧУВСТВУЕТ. Всякую имитацию малыш тут же ощутит. Тысячи родительских и учительских авторитетов только потому и погибли, что ребенок учуял фальшь в поведении взрослого.
Впрочем, я становлюсь занудой...

- Отнюдь, Анатолий Маркович. Сейчас голод на такие разговоры. Сейчас все о бизнесе больше, о ценах на вещи, а не на эмоции... А может быть, проще воспитать в человеке РАЗУМНЫЕ ПОТРЕБНОСТИ, чем научить его "делать деньги", практически ничего не производя?
- В вашей мысли что-то есть... В моем представлении разумные потребности - это некоторое количество пищи, сколько-то калорий тепла, минимум комфорта - материального и морального, - позволяющие человеку жить без вреда для своего здоровья, стимулирующие его активную деятельность, обеспечивающие постоянный потенциал оптимизма. Формулировка моя очень далека от научной, я это понимаю, но философия - прошу пардон - не моя епархия. Я человек конкретный...

- Да, знаю, что вы очень многое умеете в жизни: хорошо писать, ясно мыслить, управлять самолетами разных типов, прекрасно водите автомобиль, можете с закрытыми глазами разобрать и собрать любой механизм...
- Вспомнил случай. Как-то забарахлил мой автомобиль. Я открыл капот, копаюсь в кишках машины... Подходит Юра Нагибин. Спрашивает: "Вот ты эту штуку разобрал... А соберешь?" "Соберу", - отвечаю. "И она поедет?" - показывает на машину. "Конечно!". "Не-пос-ти-жимо!" - восклицает Юра.

- Мы отвлеклись. Анатолий Маркович, не кажется вам, что мы вырастили поколение ничего не умеющих делать людей? Подростки, ударившиеся в "игру" купи-продай, чему они научатся конкретно? Отличать "баксы" от слаксов?
- Девальвировалось не только дело, но и слово. И слову уже не верят! "Разговорный жанр" превалирует в системе воспитания. Говорим, причем в большей степени монологами, а потом удивляемся: ну как от стенки горох. А ребенок, подросток выработал в себе защитную способность, слушая, не слышать. Слишком много слов его оглушает. Он и правильным, разумным словам перестал доверять.

- Есть ли спасение от потока слов?
- Есть. Сперва надо понять, что лучше ПОКАЗАТЬ, чем просто талдычить одно и то же. Забей гвоздь - вместе с ребенком, наколи дров - вместе с ним, поиграй в футбол - в одной команде с сыном, постирай белье - с дочерью, отремонтируйте вместе квартиру... ВМЕСТЕ, а не ВМЕСТО.

- Будем считать вашу страстную тираду еще одним советом родителям. А еще?
- Научитесь ТЕРПЕЛИВО слушать детей, сделайте их СОУЧАСТНИКАМИ вашей жизни. Наберитесь отваги не скрывать от них ваших ошибок...

- Вспомните вашу первую книжку.
- Всю войну я вел записи, вот из них и сложилось нечто. Отпечатал, сложил в папочку. На папочке написал: "Записки старого летчика". Кому нести? На афишке прочел, что в Доме пионеров выступает генерал Вершигора - личность в то время очень известная. Он был разведчиком у Ковпака, личным врагом Берии. И, к слову, неплохим литератором. Его роман "Люди с чистой совестью" уже был знаменит. Подошел к нему: "Прочтете?" Он взял папку: "Стихи?" "Нет", - говорю - "Тогда прочту".
Посмотрел на название и спрашивает: "Ты на себя в зеркало когда последний раз смотрел?" "Сегодня", - отвечаю. "А что же такое название: "Записки СТАРОГО летчика"? Ты же пацан еще..."
Книжка вышла, называлась она "Ученик орла". Тоненькая, но в твердом переплете. Когда я нес ее из издательства, все нюхал, как полевой цветок.

- С тех пор вы пишете в основном о летчиках...
- Да. У меня была и остается идея написать о летчиках, об авиации все, что знаю: от "а" до "я". Рукопись, что вы видите на моем столе, как раз об этом. Работа в разгаре. Рабочее название книги-эссе "Завещание грустного клоуна". Завещать дворцы или замки я не могу, поэтому завещаю жизненный опыт.

- После книжки "Ученик орла" вышли "Вам - взлет!", "Дайте курс", "33 ступеньки в небо"...
- Да. Многие современные романтики выросли на этих книжках. Когда я накопил житейский опыт, то стал писать для подростков: "Мужчинам до 16 лет", "Азбука мужества", "Желаю счастья девочке", "А я сам!"...

- В одной из своих книжек вы пишете, что получили от ребят более сорока тысяч писем. Какое из них запомнилось больше всего?
- Пожалуй, вот это. Одно из первых: "Можно ли влюбиться в шестом классе?" На открытке я ответил: "Можно. Желаю успеха!"
Сергей РЫКОВ
.
Источники:
Общедоступный электронный банк документов "Подвиг народа"
 
Карта сайта Написать Администратору