Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Сорокин Яков Васильевич

Начальник 2-й ВШЛ в период 1935-1937 гг.
Комдив
1893-1938
.
Родился в 1893 году в русской семье, служил в царской армии, где дослужился до звания унтер-офицера.
С 1918 года стал членом ВКП(б). Командовал 2-й бригадой 39-й стрелковой дивизии, затем всей дивизией, позднее 1-й бригадой дивизии. Последовательно командовал 3-й бригадой 8-й стрелковой дивизии, 95-й стрелковой бигадой, 94-й стрелковой бригадой, 80-й стрелковой бригадой.
Закончил курсы «Выстрел», военную академию имени М. В. Фрунзе.
Руководил военными образовательными учреждениями: одесской пехотной школой, 8-й военной школой пилотов, 2-й военной школой лётчиков (1935—1937).
Командовал 132-й скоростной бомбардировочной авиабригадой. В ходе боёв у Халхин-Гола стал командующим ВВС 1-й армии Дальневосточного фронта, позднее стал командующим ВВС 2-й отдельной Краснознамённой армии Дальневосточного фронта.

В октябре 1938 в ходе операции по спасению совершившего вынужденную посадку самолёта «Родина» Сорокин попал в авиакатастрофу. Несмотря на отсутствие разрешения принять участие в операции Сорокин вылетел на место обнаружения самолёта. Его ТБ-3 столкнулся в воздухе с «Дугласом», которым управлял Герой Советского Союза комбриг Александр Бряндинский, также не имевший приказа лететь на место аварии. Часть экипажей успела выпрыгнуть на парашютах, но 15 человек. в том числе Сорокин погибли.
***
.
Материалы исследования обстоятельств катастрофы, которое провёл Якуб Войтковяк.
Комментарий автора: Данный материал в первую очередь предназначен для моих коллег по авиации и тех кто интересуется ею. В данном материале приоткрываются неизвестные страницы предвоенной советской авиации о известных событиях, которые мы знаем по книгам и воспоминаниям известных летчиков, но оказывается далеко не все в них, по понятным условиям, было отражено.
.
Трагедия над тайгой: Об обстоятельствах смерти Я.В. Сорокина и А.М. Бряндинского
.
Во время чистки командных кадров Красной Армии большинство высшего комначсостава советских Военно-воздушных сил подверглось беспримерным по своему масштабу репрессиям. В эти страшные годы погибли многие опытные командиры военной авиации, среди них заместитель наркома обороны, начальник ВВС РККА командарм 2-го ранга Я.И. Алкснис, комкоры Ф.А. Ингаунис, А.Я. Лапин (помощники командующего Особой Краснознаменной Дальневосточной армией по ВВС), В.К. Лавров (начальник штаба ВВС РККА), В.В. Хрипин (командующий воздушной 1-й Армией особого назначения) и многие, многие другие, в том числе начальники ВВС округов и флота, командиры авиационных частей и соединений, начальники и преподаватели учебных заведений. Всего по ВВС за 1937-1939 гг. было уволено 5616 человек. А надо помнить, что в это же время советские летчики погибали, защищал республиканскую Испанию и Китай.
Помимо этого, военные летчики, в том числе командный состав ВВС, несли потери в авиационных катастрофах. Аварии и катастрофы в авиации всегда были. Даже сегодня они остались серьезной проблемой для ВВС всех стран мира. Аварийность в частях ВВС Красной Армии была высокой и в 1930-е годы. Например, в августе 1932 г., во время перелета эскадры самолетов ТБ-3 из Москвы в Хабаровск все машины попадали в аварии, некоторые по несколько раз, было семь случаев вынужденных посадок, в главном из-за поломок двигателей М-17. Но хорошая подготовка экипажей, особенно пилотов, позволила избежать жертв, и все самолеты и члены экипажей прилетели в Хабаровск. Этот пример свидетельствует, что в первой половине 1930-х годов главной причиной аварий и катастроф являлись технические недочеты.
.
Ситуация драматически изменилась во время Великой чистки. Одним из следствий репрессий стал более низкий, чем раньше, уровень подготовки летного состава, что сопровождалось ростом аварийности и количества жертв. Статистические данные свидетельствуют, что с началом Великой чистки значительно увеличилось количество аварий и катастроф. Если в 1936 г. в ВВС случилось 43 катастрофы и 237 аварий, в которых погибло 94 человека, то уже в 1937 г. - 62 и 336 (погибло 110 человек). В 1938 г. было еще хуже - только с 1 января по 1 августа произошло 75 катастроф и 217 аварий, в которых погибло 135 человек. Для командного состава особенно трагическими оказались 12 месяцев с октября 1938 г. по сентябрь 1939 г. В это время в авиационных катастрофах, в основном из-за человеческих ошибок, погибли многие известные летчики, в том числе большая группа Героев Советского Союза: комдив В.С. Хользунов (28 июля 1939 г.), комбриги А.К. Серов (11 мая 1939 г.) и В.П. Чкалов (15 декабря 1938 г.), полковник А.А. Губенко (31 марта 1939 г.), майоры С.И. Грицевец (16 сентября 1939 г.) и П.Д. Осипенко (11 мая 1939 г.). В большинстве случаев причиной гибели этих выдающихся летчиков были человеческие ошибки, допущенные самими погибшими (Серов, Осипенко, Губенко) или другими участниками этих трагических происшествий (Грицевец). Началом череды несчастий и ярким примером человеческой ошибки, которая привела к трагическим последствиям, стала катастрофа 4 октября 1938 г. на Дальнем Востоке, в которой погибло 16 человек, в том числе комдив Я.В. Сорокин и Герой Советского Союза комбриг А.М. Бряндинский.
.
Яков Васильевич Сорокин родился в 1893 году. В 1918 г. вступил в ряды Красной Армии. Многие годы командовал стрелковыми частями, был начальником пехотной школы. В первой половине 1930-х годов, в связи с динамичным развитием советской военной авиации, многие командиры сухопутных войск были направлены в ряды ВВС. Среди них оказался и Я.В. Сорокин - он был назначен начальником школы пилотов. В ноябре 1935 г. ему было присвоено звание комбрига. В июле 1937 г. Сорокин стал командиром 137-й авиабригады, которая была сформирована для Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии, и привел ее на Дальний Восток. В феврале 1938 г. ему было присвоено звание комдива. В июле 1938 г. комдив Сорокин назначен командующим ВВС 1-й Армии Дальневосточного Краснознаменного фронта, а в сентябре того же года, после расформирования фронтового управления, возглавил ВВС 2-й Отдельной Краснознаменной армии. Он принадлежал к той небольшой группе «старого» высшего комначсостава ВВС, которую не охватила чистка, и был последним ее представителем на Дальнем Востоке.
Александр Матвеевич Бряндинский родился в 1904 году. В 1924 г. призван в Красную Армию. С 1930 г. на летно-испытательской работе. В 1936 г. ему было присвоено звание майора. 27-28 июня 1938 г., штурманом в составе экипажа В.К. Коккинаки, Бряндинский принял участие в беспосадочном перелете самолета ДБ-3 по маршруту Москва-Хабаровск-Спасск Дальний, за что был удостоен звания Героя Советского Союза и получил звание комбрига. С июля 1938 г. комбриг Бряндинский был включен, как руководитель по штурманской подготовке, в состав особой группы комдива В.С. Хользунова, направленной по приказу Главного Военного Совета для практической помощи летно-тактическому составу авиачастей Дальневосточного Краснознаменного фронта в освоении самолета ДБ-35. Во время советско-японского конфликта у озера Хасан он работал в штабе ВВС Дальневосточного Краснознаменного фронта. Был представителем нового поколения советских летчиков, выдвинувшихся по службе в 1937-1938 гг.
.
24—25 сентября 1938 г. женский экипаж в составе В.С. Гризодубовой, П.Д. Осипенко и М.М. Расковой совершил дальний перелет на самолете «Родина» по маршруту Москва-Дальний Восток, устанавливая женский международный рекорд дальности полета по прямой и по ломаной линии. Но летчицы не сумели достигнуть хабаровского аэродрома и приземлились в тайге, у реки Амгунь.
Поиски самолета и его экипажа начали самолеты Гражданского воздушного флота, 2-й ОКА и Амурской Краснознаменной военной флотилии. Обнаружить место посадки удалось только 3 октября. 4 октября, в 14 часов, в район посадки самолета «Родина» прилетел самолет «Дуглас», который, как оказалось, находился в диспозиции группы комдива Хользунова и на борту которого был комбриг Бряндинский. Через час прилетел второй самолет - ТБ-3 РН с комдивом Сорокиным. Самолеты столкнулись в воздухе, погиб весь экипаж самолета «Дуглас» и большинство людей, находившихся на борту ТБ-3, - только четыре человека спаслись на парашютах.
Все это произошло на глазах Валентины Гризодубовой и Полины Осипенко. Их показания позволили установить ход событий, которые привели к трагедии. Третий член экипажа самолета «Родина», Марина Раскова, перед посадкой прыгнула с парашютом, и ее-то и старался найти экипаж «Дугласа» Бряндинского. Позже «Дуглас» снова летал над местом посадки «Родины».
Вот что о происшедшем говорила в своих показаниях Гризодубова: «...самолет "Дуглас" ходил на высоте 300 метров. В это время на юге показался самолет РН (ТБ-3 РН-Я.В.) и стал кружиться за сопками примерно в 30 км от нас. Заметив РН, "Дуглас" резко развернулся и на полном газу с большой скоростью направился к кораблю. На высоте 500-600 метров, поравнявшись с РН, "Дуглас" развернулся. В 14 час. 58 мин. на развороте "Дуглас" ударил РН но хвостовому оперению, задел крыло и, перейдя в штопор, скрылся за сопками. Из "Дугласа" никто не выпрыгнул. После удара РН накренился и в штопорном положении скрылся за сопками. В момент удара от РН отделились обломки и несколько парашютов. В 15 час. показался дым над местом, где скрылись за сопками оба столкнувшихся самолета».
Более подробно об этих трагических событиях рассказала Полина Осипенко: «Дуглас» «...прилетел снова к нам и очень низко брил над землей, над лесом и особенно над нашим самолетом. Я ему показывала с земли, иди выше, но он продолжал брить и очень с большими кренами разворачивал на низкой высоте. Однажды разворачивался над сопкой очень низко, мало не задел лес. Меня и тов. Гризодубову очень раздражало такое хулиганство, мы даже злились на них, показывали повыше ходить. В 15 час. 00 мин. мы заметили корабль ТБ-3, идущий в стороне от нас по направлению северо-запад по реке на высоте 500-700 метров. В это время «Дуглас» был над нами, заметил, что корабль идет в стороне от нас и сразу очень прижал скорость, со снижением быстро погнался за кораблем. Подошел в хвост корабля, вероятно, хотел его завернуть. Сделал атаку в хвост и оттуда резко отвалил в сторону, очень крутой спиралью пошел вниз. Корабль (ТБ-3 РН - Я.В.) медленно перевернулся и тоже более пологой спиралью так же пошел вниз. В это время посыпались парашютисты с корабля ТБ-3. Оба самолета скрылись за лес. <...> Через некоторое время вспыхнул пожар на месте катастроф. В результате такого ухарства самолета "Дуглас" на наших глазах погибло 2 корабля, где погибло очень много людей».
Последние детали мы узнаем из Акта от 8-го октября, составленного Комиссией, работавшей на месте катастрофы но приказанию комиссара ВВС 2-й ОКА бригадного комиссара И.Г. Литвиненко. Во главе Комиссии стоял начальник авиадесантной службы 1-го авиадесантного полка 2-й ОКА капитан Н.А. Полежай, который одним из первых прибыл на место катастрофы. В Акте мы читаем: «...взяв курс в направлении ТБ-3 РН под (углом - Я.В.) 90 (градусов) с правой стороны но отношению ТБ-3 РН, зайдя в хвост самолету ТБ-3 РН, "Дуглас" начал делать разворот на близком расстоянии от ТБ-3 РН, пытаясь пристроиться к ТБ-3 РН. Во время разворота "Дуглас" налетел на ТБ-3 РН и фюзеляжем отбил хвостовое оперение и заднюю турель с пулеметом, ударил в консольную часть правой плоскости ТБ-3 РН, после чего "Дуглас" произвольно падал, в воздухе загорелся и упал в тайгу. Экипаж самолета "Дуглас", количеством не установлено, погиб полностью. Самолет ТБ-3 РН после удара "Дугласом" в воздухе перевернулся вверх колесами, произвольно падает в тайгу, при падении самолет разбился. При катастрофе ТБ-3 РН погибло 11 человек, 4 человека спаслись на парашютах». Далее в Акте говорилось, что в разбитом «Дугласе» было обнаружено пять обгоревших трупов. Таким образом, в катастрофе, по мнению Комиссии, погибло 16 человек. Но в приказе наркома обороны от 4 июня 1939 г. говорится о 15 жертвах. Возможно, уже после составления Акта оказалось, что еще одному члену экипажа ТБ-3 удалось спастись на парашюте. Но более вероятным является вывод, что в приказе наркома была допущена ошибка. В своей записке от 17 ноября на имя маршала В.К. Ворошилова начальник ВВС РККА командарм 2-го ранга А.Д. Локтионов тоже пишет, что удалось спастись только 4 членам экипажа ТБ-3 из 15. Число погибших в «Дугласе» (5 человек) не вызывает сомнения. Добавим, что первоначально число жертв могло быть меньше, но от пожара «Дугласа» загорелась тайга. Пожар дошел к месту падения ТБ-3 и все находящиеся в разбитой машине, в том числе и возможные тяжелораненые, сгорели.
Кто виноват в самой большой по числу жертв катастрофе в советских ВВС в 1938 г. - катастрофе, в которой погибли два представителя высшего комначсостава? Кажется, каждому, кто читал документы, все должно быть ясно - к катастрофе привели безответственные действия пилота самолета «Дуглас». Но, как оказалось, не все придерживались этого мнения.
В своем приказе от 4 июня 1939 г. нарком Ворошилов нашел других козлов отпущения - Сорокина и Бряндинского: «Сорокин без какой бы то ни было надобности и разрешения центра, но с согласия командования 2-й ОКА вылетел на ТБ-3 к месту посадки самолета "Родина", очевидно, с единственной целью, чтобы потом можно было сказать, что он, Сорокин, также принимал участие в спасении экипажа "Родины", хотя ему этого никто не поручал, и экипаж "Родины" уже был обнаружен. Вслед за Сорокиным на "Дугласе" вылетел Бряндинский, который также не имел на то ни указаний, ни права, целью которого были, очевидно, те же мотивы, что у Сорокина. Оба эти больших авиационных начальника, совершив проступок и самовольство, в дополнение к этому в самом полете проявили недисциплинированность и преступную халатность в летной службе, результатом чего и явилось столкновение в воздухе, гибель 15 человек и двух дорогостоящих самолетов». И далее: «Настоящий приказ изучить всему летному и техническому составу ВВС РККА». Что думали о Сорокине и Бряндинском, изучая приказ наркома, молодые летчики и механики? Может быть и так: какая недисциплинированность, халатность и безответственность? Погнавшись за популярностью, наградами, широкой оглаской, погубили не только себя, но и 13 других хороших людей! Доброе имя двух честных людей было погублено.
Суждение очень жестокое и несправедливое. Спасение экипажа самолета «Родина» являлось задачей особой важности. Обнаружение места посадки было только одним из этапов спасательной акции. Героические женщины уже десять дней находились в тайге, в труднодоступном районе. Не было обнаружено место нахождения М.М. Расковой. Положение экипажа далеко не было безопасным. Спасение зависело от дальнейших действий ВВС 2-й ОКА, начальником которых был комдив Сорокин. Ворошилов пишет, что Сорокин полетел без разрешения центра, и это явная ложь. Мы можем об этом узнать из публикации в «Красной Звезде». 4 октября эта газета, сообщая об обнаружении места посадки самолета «Родина» и двух летчиц, опубликовала выдержки из телефонных разговоров, которые днем раньше комдив Сорокин вел с членами правительственной комиссии по перелету самолета «Родина», начальником У ВВС РККА Локтионовым и наркомом оборонной промышленности М.М. Кагановичем. Сорокин сказал им о своих планах полета на место посадки, и те их одобрили. Целью Сорокина не была широкая огласка, о чем Ворошилов знал из вышеупомянутой записки Локтионова. В ней говорится, что Сорокин подбирал место для авиадесанта, который надо было выбросить в районе посадки «Родины» и который к то время уже находился в воздухе.
Ворошилов прав, когда пишет, что не было оснований для полета Бряндинского. Но вряд ли ему можно приписать недисциплинированность или гонку за популярностью. Нет оснований для утверждения, что на полет «Дугласа» Бряндинский не получил согласия своего начальника, комдива Хользунова. Ни один документ об этом не говорит. Почему Бряндинский полетел на место посадки «Родины»? Это, нам кажется, связано с нормальными человеческими чувствами - дружбой, заботой о другом человеке. Бряндинский и экипаж самолета «Родина» знали друг друга еще по Москве, все они принадлежали к группе летчиков и летчиц, собранной для совершения рекордных полетов. Вероятно, что Бряндинского особо волновала судьба М.М. Расковой, которую в то время еще не удалось найти. И Гризодубова, и Осипенко указывали, что сразу после прилета Бряндинский сбросил им вымпел и просил, чтобы они указали стрелой направление в ту сторону, где прыгнула с парашютом Раскова. Потом, более получаса, его самолет летал в этом районе. Надо, однако, сказать, что Бряндинский несет соответственность за катастрофу - его вина заключается в том, что он во время полета не оказал влияния на пилота, не потребовал, чтобы тот придерживался правил безопасности.
Из приказа наркома Ворошилова следует, что если бы Сорокин и Бряндинский, или хотя бы один из них остались в Хабаровске, они бы не погибли. Это странное мнение. Все равно, что сказать спортсмену после неудачных для него соревнований: «Если бы ты не принимал в них участия, ты бы и не проиграл».
Показания Валентины Гризодубовой и Полины Осипенко, Акт Комиссии, работавшей в районе катастрофы, не вызывают никаких сомнений - главным виновником катастрофы, унесшей жизни 16 человек, был пилот «Дугласа». Я.В. Сорокину, А.М. Бряндинскому и другим жертвам этого трагического происшествия надо воздать по заслугам - они отдали жизнь, стараясь спасти экипаж самолета «Родина».
.
Исследования автора финансированы польским Министерством науки и высшего образования, грант № 0116/Н01/2003/25.
.
Примечания.
1 Сувениров О.Ф. Трагедия РККА: 1937-1938 гг. М.: Тсрра, 1998. С. 311.
2 РГВИА. Ф. 29. Оп. 76. Д. 73. Л. 49, 91-95.
3 Сувениров О Ф. Указ. соч. С.338.
4 РГВИА. Ф.4. Оп. 14. Д. 1994. Л. 269.
5 РГВИА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 46. Л. 174-176.
6 Там же. Оп. 14. Д. 1994. Л. 261-262.
7 Там же. Л. 264.
8 Там же. Л. 263.
9 Там же. Л. 261. 10 Там же. Л. 262.
И Там же. Л. 259.
12 Русский Архив. Великая Отечественная. Т. 2(1). М.: Тсрра, 1994. С. 103.
13 Там же. С. 110.
14 Раскову того же 4 октября нашел экипаж самолета МС-1 в 10 км от места посадки «Родины».
15 Красная Звезда. 229. 4 окт. 1938 г.
16 РГВИА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1994. Л. 259-260; См. также показания Осипенко: Там же. Л. 263.
17 Там же. Л. 263-264.
Источник: Новый часовой 2006 год № 17-18
.
Источники информации:
Карта сайта Написать Администратору