Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Паркая Валерий Шукурович

Выпускник 1987 года
 .
.
Родился 30.04.1966
Служба:
После выпуска из училища был распределён в Кюрдамир - 976 Инстербургский орденов Суворова и Кутузова III степени авиационный полк истребителей-бомбардировщиков, в/ч 40426, Диди-Ширакская дивизия. Потом Ситал-Чай, Бутурлиновка, Германия, Буденновск - последнее место службы.
Тип самолета: Су-17М, М3, Су-25
.
Ситал-Чай, 1990-1991 гг.:
===
Семья.
Мама Валерия, Паркая В.А., проживает в г. Запорожье по адресу: Запорожье 118, ул. Автозаводская, д.10, кв.- (по запросу)
Женился в Запорожье.
Семья: жена Инна, проживает в Буденновске. Адрес: Россия, 357920, Ставропольский край, г. Буденновск, ул. Павла Примы, д. (по запросу);
сын Никита (родился 13 июня 1992 г.)
===
Умер 09 января 1995 г. полсе тяжёлой болезни.
Место захоронения: г. Запорожье, Новое кладбище
***
Из воспоминаний И. Гуливера, командира и сослуживца Валерия:
...Кюрдамир. Лето 88. Идем с Валеркой в бункер ракетчиков, что располагался в километре от нашего городка. Да какой там городок, что я говорю! Два дома в пустыне… Идем чисто на экскурсию. А, вообще, мы к ПВО-шникам обращались редко, исключительно чтобы сделать заверенную «смертную» телеграмму, благодаря которой можно было без проблем взять билеты на поезд. Кого мы только тогда не «похоронили»...
Отвлёкся. Идем с голыми торсами. Греемся, пока сорок пять в тени. Полёты отбили, делать нечего. До ближайшего театра двести четырнадцать километров.
Руки у меня заняты. Несу два пузыря спирта ракетчикам. Это, типа, два билета в командный пункт братских войск. А мой ведомый, мерен этакий, шагает налегке, посвистывая. Словно это он мне экскурсию устраивает, а не я ему!
- Валерка, а покажи чего-нибудь из у-шу! – Прошу я этого здорового молодого человечка, зная, что он активно увлекается боевыми искусствами.
- Легко! – Он останавливается, чего-то там шепчет, и начинает делать выкрутасы, от которых реально сердце замирает. Боковым зрением замечаю, что у моего товарища-комсомольца появились зрители. Это были женщины-азербайджанки, обрабатывающие поле тяпками.
- Хорош, Валер! Не одни мы. – Говорю тихонько.
- Вижу. - Ответил он почти шёпотом, потом вдруг, сделав выпад, крикнул мощно в сторону советских тружениц. – Работать!!! Арбайтен!!!
Труженицы мгновенно приняли прежнюю, свою привычную позу.
- Ну, зачем ты так? Они тоже люди.
- А кто сказал, что они не люди? Еще какие! – Валерка глубоко вздохнул. Просто мне скучно… Тебе, старику двадцатитрёхлетнему, этого не понять…
Не развеселился Валерик и бункере у ракетчиков, хотя там было прохладно и доброжелательно. И махнули мы на большой зелёной машинке в город. По полям. За рулём был «водила-капитан» (имени не помню).
Осели в любимом чепке у Мамеда рядом с фонтанчиком. Покушали шашлык-машлык. Выпили, по-нашему, немного… Четыре пузырька, и по два пива. А денег не оказалось ни у нас, ни у «водилы-капитана».
- Завтра деньги принесем. – Говорю Мамеду.
- Завтра не надо. Сегодня надо. – Настаивает хозяин чепка.
- Здравия желаю, товарищ полковник! – Валера встал, вытянувшись по струнке. – Группу быстрого реагирования в ресторан с фонтаном… Срочно.
- Зачем группа? – Засифонил Мамед. – В машину садитесь, домой едьте…
- Так точно, товарищ полковник! – Валерик вошел в образ. – Понял. Виноват. Есть оплатить всю сумму завтра до четырнадцати ноль-ноль. Выполняю! Выезжаем немедленно!
За нашу посиделку мы заплатили Мамеду только через неделю. Некогда было ехать в город. Кинули хозяину два червонца сверху, и извинились по-хорошему…

.
Не помню ни одного случая, чтобы у нас были проблемы в паре. Стоял аки полуприцеп на «седле». Но один раз вогнал он меня в краску своим мастерством.
На полигон пошли. А я ему перед вылетом говорю: «Лошара, смотри на свою цель, а не на меня! Не облажайся». Зашли, сбросили. Голос РП на полигоне: «Первый – недолёт семьдесят. Второй – прямое попадание».
«Сам ты лошара!» - подумал я о себе, когда представил ликующую физиономию ведомого. Посмотрел вправо. Стоит курябчик метрах в десяти. Глаза счастливые…
- Громко радуешься! - Сказал я без нажатия кнопки, и резко свалил влево. Смотрю в перископ. – То-то! Догоняй…
.
Валерка стал крестным отцом моей дочери. Он вывез мою семью из Азербайджана, когда уже всё полыхало, а я валялся под капельницами в бакинском госпитале. Чего только стоило тогда добраться до аэропорта в комендантский час! Жесть!
Он готовил кабачки и баклажаны лучше всех на свете поваров! И меня научил. Моя жена называла его «Сынуля», хотя и была старше его всего на год.
Моего любимого лейтенантика, здорового и красивого мегрела, свалила жуткая болезнь – рак мозга. Он долго мучился от болей и видений сначала в ростовском, а потом в московском госпиталях. Похоронен в Запорожье. Где именно – помню только визуально.
Просил похоронить его в спортивном костюме. Но почему-то похоронили в парадной форме. Одно радует, что спортивный костюм в гроб всё-таки положили…
Карта сайта Написать Администратору