Борисоглебское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им.В.П.Чкалова

Шацкий Александр Сергеевич

Выпускник 1939 года
Генерал-майор авиации
Заслуженный военный лётчик СССР
.
Информация с сайта  "КРАСНЫЕ СОКОЛЫ": http://airaces.narod.ru/all6/shatsky.htm
.
В годы Великой Отечественной войны проходили суровые испытания многочисленные авиаполки Советских ВВС и ПВО. Многие из них стали Гвардейскими, многие получили почётные наименования или были удостоены орденами. В составе этих авиаполков воевали многие наши лётчики, ставшими известными на всю страну своими героическими делами и поступками. Многие из них стали Героями Советского Союза или довольно известными командирами. О них написано много статей и книг, их знали в лицо, их фамилиями названы улицы во многих городах бывшего СССР.
Нет никаких сомнений, что эти выдающиеся лётчики заслужили кровью и потом, а зачастую и своими жизнями такую известность и почёт на своей Родине, так всё и должно быть для Героев войн - мы не должны забывать подвиги своих выдающихся соплеменников! Но, мы не должны забывать и о тех, кто был рядом с этими Героями, кто сражался вместе с ними, зачастую обеспечивая победы своим командирам, и одновременно оставаясь в тени. Многие прошли эту войну с первого дня и до последнего, но по воле судьбы, воевали не в столь известных авиационных полках, на тех участках фронта, где не шли ожесточённые сражения, но они также выполняли свой воинский долг и по-мере своих возможностей также приближали нашу Победу в этой войне.
О многих наших лётчиках асах, которые сражались на различных участках Советско-Германского фронта, до сих пор мало что известно. Только малая их часть попала на страницы статей и многочисленных книг по этой войне, многие до сих пор неизвестны для широкого круга читателей в нашей стране, так что ещё много героических личностей не охватила наша военно-историческая литература, о которых следует рассказать. Они также достойны, чтобы о них и их боевых делах знали и ими гордились! Надеюсь, что данная публикация одна из тех, которая расскажет ещё об одном "рядовом" герое этой войны, о котором следует рассказать.
Этот рассказ посвящён Александру Сергеевичу Шацкому, боевому лётчику, отдавшему небу 30 лет своей жизни. Он участник Великой Отечественной войны с первого её дня и до победного мая 1945 года, затем было освоение реактивной техники, охрана воздушных рубежей нашей Родины и подготовка лётных кадров наших ПВО. Но обо всём по порядку.
.
Родился Александр Сергеевич 28 [22(?)] августа 1920 года в столице нашей Родины в городе Москве, в семье рабочего сапожника. Всё своё детство он провёл в Москве: в 1936 году окончил 7 классов средней школы, а затем в 1937 году закончил ФЗУ при заводе № 3 имени Калинина по специальности токарь по металлу, где и остался работать после окончания ФЗУ. Одновременно с учёбой в ФЗУ Александр поступил в 1936 году в местный аэроклуб. В это время был большой наплыв молодёжи в авиацию, так как по всей стране пронёсся клич "Комсомолец, на самолёт!". Многие пошли в авиацию добровольно, других направили комсомольские организации.
Как рассказывал Александр Сергеевич, его подбил пойти учится в аэроклуб его товарищ по ФЗУ Аркадий Лученко. Они оба пришли в Кировский аэроклуб сначала в группу планеристов, а потом им захотелось летать по настоящему и они вместе перешли на курсы пилотов. Окончив аэроклуб, Шацкий подал документы на учёбу в авиационное училище военных лётчиков. После прохождения медкомиссии его и ещё двоих товарищей по аэроклубу Бирюкова и Фомушкина, направили учиться во 2-ю военную авиационную школу лётчиков имени Чкалова, в город Борисоглебск.
В училище прибыли в сентябре 1938 года Всех троих направили в 5-ю учебную эскадрилью. По словам Александра Сергеевича, в каждой учебной эскадрилье училища было более 200 курсантов, то есть почти целый авиаполк по штату того периода. Это было нормальным явлением для училищ Советских ВВС того периода - стране и армии срочно требовались тысячи и тысячи квалифицированных военных, в том числе и в авиации, отсюда такое огромное число курсантов было в подобных училищах того времени.
Обучение проходили на самолётах, сначала на учебных У-2, а затем курсантов постепенно начинали обучать полётам на стареньких истребителях И-5, затем на более современных И-15 и И-16. Инструктором у Шацкого был старший лейтенант Карих, который очень скрупулезно и тщательно готовил своих курсантов.
В ноябре 1939 года училище было успешно окончено, и Александр Сергеевич получил направление в город Армавир в состав 161-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи. Прибыл в эту авиачасть Александр Сергеевич в звании младший лейтенант, рядовым лётчиком. В этой эскадрильи лётчиков готовили в отправке на финскую войну, но та война быстро закончилась. Командовал этой эскадрильей опытный командир, орденоносец, капитан Ф.В. Владимиров. Летали на истребителях И-16. Однако в составе этой эскадрильи Шацкому довелось прослужить недолго - в начале мая 1940 года он был в составе группы лётчиков направлен в состав 35-го ИАП, который входил в состав 25-й смешанной авиадивизии, дислоцировавшейся в Закавказье.
В состав 35-го ИАП была направлена из Армавира группа из 6 молодых лётчиков в составе младщих лейтенантов: Николая Грошева, Николая Степанычева, Георгия Терёхина, Льва Сергеева, Шмелёва и самого Шацкого. Прибыли они в начале Мая в город Батуми, где находился штаб полка и основной аэродром базирования полка. Командовал полком майор П.В. Поляков, а комиссаром полка был Герой Советского Союза Калачёв Владимир Николаевич - оба участники боевых действий, первый в Испании, а второй на Халхин-Голе. По словам Александра Сергеевича, многие лётчики и техники 35-го полка были участниками различных военных конфликтов в Испании, в Монголии и недавно закончившейся войне с Финляндией, часть из них имели боевые награды, так что полк был боевым, и в его составе было много опытных лётчиков.
35-й ИАП был направлен под Батуми в конце 1939 года, ввиду того, что соседняя Турция стала часто нарушать наше воздушное пространство над Грузией. Прибыв в Батуми, сразу было организовано постоянное патрулирование нашей воздушной границы, что было сразу замечено турецкой стороной, и полёты турецких самолётов в наше воздушное пространство сразу же прекратились. Полк имел в своём составе 4 эскадрильи, которые имели на вооружении истребители И-153 "Чайка".
Прибыв в начале мая в состав этого полка, младший лейтенант Шацкий попал служить в состав 3-й эскадрильи, которой командовал старший лейтенант Лопатко. Шацкий попал в звено лейтенанта Николаева, в которое также входил младший лейтенант Семёнов. Начались будни армейской службы: полёты на отработку пилотажа, учебные воздушные бои и полёты по маршруту.
С началом Великой Отечественной войны 35-й ИАП вошёл в состав созданного Батумского района ПВО и защищал этот город с воздуха. Началось постоянное дежурство на аэродроме и вылеты на патрулирование границ района. Летом 1941 года полк был разделён на 2 части. В составе 35-го ИАП осталось 2 эскадрильи, а из двух других был сформирован новый авиационный полк двухэскадрильного состава, который возглавил капитан Яровой, до этого возглавлявший 1-ю эскадрилью 35-го ИАП. Вновь сформированный авиаполк был направлен на защиту неба Подмосковья и вошёл в состав авиации МВО. Всего из полка убыло 20 экипажей вместе с самолётами.
После убытия из полка на фронт 20 экипажей, в 35-м полку осталось около 40 самолётов И-153, которые были сведены в 3 эскадрильи, которыми командовали старший лейтенант Лопатко и капитаны В. Тарантов и Концедалов. Лётчики по-прежнему занимались учебной подготовкой и одновременно летали на патрулирование охраняемой полком зоны. Интенсивность полётов повысилось в 2 раза.
Осенью и зимой 1941 года 35-й ИАП стал также прикрывать город-порт Поти: одна эскадрилья полка перебазировалась в Поти, другая в Кобулетти, а третья осталась на базовом аэродроме в Батуми. Тогда же зимой 1941 года в полк прибыли 2 новых современных истребителя типа МиГ-3, которые находились в Батуми и лётчики эскадрильи капитана Тарантова начали их осваивать. Именно лётчик этой эскадрильи лейтенант Борис Лобенко открыл боевой счёт лётчиков 35-го ИАП в этой войне: 20 февраля 1942 года он вылетел по-тревоге на перехват самолёта-разведчика противника на истребителе МиГ-3. Ему удалось перехватить разведчика Ju-88 и атаковать его. Наш лётчик преследовал вражеский самолёт до границы с Турцией, куда стремился уйти подбитый Ju-88, у которого уже горел один двигатель. Наш лётчик преследовал его над морем и сбил его уже на траверзе турецкого порта Трабзон, где Ju-88 рухнул в воду.
В марте месяце всё тот же лейтенант Лобенко сбил в районе Батуми на МиГ-3 ещё одного разведчика Ju-88 - это была уже вторая победа полка! Однако наиболее интенсивные боевые вылеты у лётчиков полка начались с началом лета 1942 года, когда линия фронта приблизилась к грузинским городам на севере Кавказа. В течение июня - июля 1942 года ещё 3 самолёта-разведчика сбили в районе Туапсе - Батуми лётчики полка Лопатко, Тарантов и Иванов. 3 июля звено "Чаек" в составе лётчиков Антошина, Аверьянова и Иванова перехватили и сбили самолёт - разведчик типа Hе-111.
К сожалению, у лётчиков эскадрильи капитана Концедалова, которая базировалась в Кабулети и в которой летал младший лейтенант Шацкий, в тот период встреч с самолётами противника не было. Лётчики часто вылетали на патрулирование района, иногда даже поднимались на перехват самолётов-разведчиков, но догнать на стареньких "Чайках" более скоростные Ju-88 или Hе-111 им не удавалось. Кроме того, вооружение на стареньких "Чайках" также было слабовато для таких мощных и бронированных целей, которыми являлись бомбардировщики Ju-88 и Hе-111. Приходилось вести огонь сразу нескольким лётчикам одновременно, чтобы иметь шанс сбить эти мощные бомбардировщики, либо идти на таран. Именно так поступил лётчик 35-го полка младший лейтенант Александр Судиловский, который 9 мая 1942 года перехватил разведчика Hе-111 и долго преследовал его над морем, а когда закончился боезапас пошёл на таран уничтожив вражеский самолёт, но и наш лётчик погиб при таране.
В начале июля 1942 года на базе 35-го ИАП началось формирования второго полка ПВО, который получил номер 926-й ИАП ПВО. В состав вновь сформированного полка вошли 2 эскадрильи по 10 самолётов И-153 в каждой. Командиром полка был назначен майор Яков Николаевич Балов, а заместителем командира полка был назначен старший политрук Г.А. Теплицкий. Первую эскадрилью 926-го полка возглавил капитан Черников, другой командовал старший лейтенант Мелентьев. Александр Шацкий попал в эскадрилью капитана Черникова и летал в звене лейтенанта Николаева, вместе с другим лётчиком Зюзиным.
16 июля 1942 года полк в полном составе вылетел из Кобулетти на Сталинградский фронт по маршруту: Кобулетти - Тбилиси - Евлах - Насосная - Мынач - Кала - Гудермес - Нальчик - Минеральные Воды - Крапоткин - Сальск - Абганерово. Только 22 июля, совершив 10 посадок на промежуточных аэродромах, полк прибыл на полевой аэродром Абганерово, который находился в 70-80 км от Сталинграда. 926-й ИАП вошёл в состав 102-й ИАД ПВО, которой командовал полковник И.И. Красноюрченко.
Свой первый боевой вылет Александр Шацкий совершил 26 июля, когда в составе звена вылетел на прикрытие железнодорожной станции Абганерово. Противника не встретили и вскоре вернулись на свой аэродром. В этот же день Шацкого с ведомым Петром Овсянниковым подняли на перехват самолёта-разведчика Hе-111. Они его обнаружили в районе Новая Кумская, но догнать его на своих стареньких "Чайках" не смогли, только зря сожгли горючее, и пришлось совершить посадку на ближайшем нашем аэродроме. До 31 июля лётчики полка занимались прикрытием важной железнодорожной станции Абганерово и вылетали на перехват самолётов-разведчиков. Так Александр Шацкий за этот период дважды вылетал на перехват самолётов-разведчиков в район Новая Кумская, а также один раз эскадрилью поднимали на перехват бомбардировщиков противника, но во всех случаях, встреч с самолётами противника не происходило.
В июле месяце у лётчиков 102-й ИАД ПВО было мало встреч с самолётами противника, в основном на дальних подступах к Сталинграду. За июль месяц лётчики 102-й дивизии провели 47 воздушных боёв, в которых смогли сбить только 17 самолётов противника.
31 июля полк перебазировался ближе к Волге на аэродром Владимировка, и полк приступил к прикрытию района Владимировка - Райгород (ныне Светлый Яр). С 7 августа лётчики полка приступили к патрулированию и защите с воздуха район высадки наших войск в районе Владимировка - Баскунчак - Енотаевск (ныне Енотаевка). Этой задачей полк занимался до 13 августа, после чего 926-й полк вновь перебросили в другой район, но уже ближе к линии фронта на аэродром, что возле станции Иловля на одноимённой реке, притоке Дона. Уже на следующий день Александр Шацкий вылетает на перехват самолёта-разведчика, но вновь неудачно - противник ушёл. Однако в этот день 14 августа лётчики 926-го полка впервые встретились с противником: группа бомбардировщиков Ju-88 попыталась нанести бомбовый удар по станции Иловля и по мосту через реку Иловля, но были перехвачены группой И-153 из состава 926-го ИАП. Сбить никого не удалось, но противника отогнали от станции. В этом бою участвовал и Александр Шацкий - это был его первый воздушный бой, в котором он лично участвовал.
Налёты теперь происходили каждый день: так 15 августа лётчики полка отразили 4 налёта бомбардировщиков противника - 3 на станцию Иловля и 1 на станцию Лог. В налётах принимали участие бомбардировщики Ju-88 и Hе-111. 16 августа лётчики полка отразили один налёт на станцию Иловля и ещё один налёт вражеских бомбардировщиков на станцию Качалино, а на следующий день 17 августа лётчики полка отразили 2 налёта бомбардировщиков Ju-88 на станцию Иловля. Во всех этих воздушных боях участвовал и Александр Шацкий. В одном из вылетов на отражение налёта противника, в бою Щацкий попал под огонь своих же зенитных батарей и один из снарядов отбил часть киля его "Чайки", но всё обошлось без серьёзных последствий.
В этих боях лётчики полка сбили несколько бомбардировщиков противника, но и сами потеряли в бою одного своего боевого товарища - это была первая потеря полка в боях.
Под вечер 17 августа 926-й полк вновь перебазировался на аэродром Поповка и с утра 18 августа полк вновь приступил к своей основной боевой задаче - прикрытие железнодорожной станций Иловля и Лог. Лётчики полка отразили один налёт бомбардировщиков Ju-88 и готовились к новым вылетам, но видимо действия полка, который досаждал Люфтваффе на данном участке фронта, не остались без внимания противника и в этот день они осуществили мощный налёт на аэродром базирования 926-го ИАП. В налёте принимали участие как бомбардировщики Ju-88 и Hе-111, так и истребители Ме-109 и Ме-110. Сначала удар нанесли бомбардировщики, а после того как они сбросили бомбы на аэродром, к штурмовке стоянок самолётов полка приступили тяжёлые истребители Ме-110. Так как наземных средств защиты на аэродроме не было, то пилоты Люфтваффе чувствовали себя безнаказанно и как на полигоне расстреливали самолёты полка. В итоге все "Чайки" 926-го ИАП были уничтожены на земле, погиб один авиатехник и несколько человек получили ранения.
После учинённого немцами разгрома, остатки полка на автотранспорте были переброшены на аэродром СТЗ (Сталинградский тракторный завод), который располагался на окраине города. На этом аэродроме полк получил с десяток истребителей, всё тех же стареньких И-153 и с 22 августа вновь приступил к выполнению боевых заданий. Однако на следующий день наступил самый трагический день в истории 926-го полка, да и не только для полка, а для целого фронта.
23 августа начался новый этап борьбы, который характеризуется массированными налётами бомбардировочной авиацией противника на Сталинград и его военно-промышленные объекты, на боевые порядки наших войск, а также ожесточёнными атаками немецких танков и мотопехоты. Массированными бомбовыми ударами по позициям наших войск и частям зенитной артиллерии, противник пытался таким образом расчистить дорогу своим танкам и мотопехоты в северную часть города. И действительно, на рассвете 23 августа 16-я танковая и 3-я моторизованная дивизия немцев, в составе 200 танков и более 300 автомашин, внезапно форсировав Дон в районе западнее хутора Вертячий, начали стремительное продвижение на Сталинград, стремясь с ходу ворваться в город с севера.
Танки противника после сосредоточения в лощине реки Сухая Мечетка возобновили наступление тремя колоннами: одной - в направлении Ерзовки, второй - в направлении Рынка, а третьей - в направлении Сталинградского тракторного завода. Под удар танковой колонны противника попал и аэродром базирования 926-го ИАП. Правда, до этого лётчики полка успели сделать несколько боевых вылетов на отражение налётов вражеской авиации на Сталинград. 23 августа в предвечерние часы свыше 400 бомбардировщиков группами в 6 - 18 самолётов обрушили свой смертоносный груз на южную часть и центр города. Противник бросил в бой почти все самолёты из состава 4-го Воздушного флота, за сутки они совершили около 2000 самолёто - вылетов. Над городом разгорелись ожесточённые воздушные бои, в которых участвовали десятки, если не сотни боевых самолётов с обеих сторон.
В отражении этих налётов приняли участие и лётчики 926-го ИАП. В одном из них утром 23 августа участвовал и Александр Шацкий. Он с товарищами перехватил группу бомбардировщиков Ju-88, и вступили с ними в бой. Этот день на всю жизнь запомнился Александру Сергеевичу и вот как он о нём вспоминает:
"...До 23 августа 1942 года он был для меня обычным советским городом, который требовалось защитить от натиска немцев. Бои шли вокруг него, сам город был цел. И я в самом страшном сне не мог себе представить, что буквально через несколько дней он будет в развалинах.
23 августа рано утром я вылетел своим звеном на разведку воздушного и наземного противника. А стояли мы на аэродроме, расположенном прямо на территории посёлка Сталинградского тракторного завода - там, где немцы потом вышли к Волге. Почему хорошо помню тот день? 22 августа у меня день рождения.
И вот идём на Сталинград. Погода - изумительная. Тишина, стрельбы нет. Как будто и войны нет. А потом посмотрел на запад - на горизонте пылища страшная. Снизился и вижу: танки с крестами идут. Много танков, не сосчитать. Возвращаюсь на аэродром и докладываю комполка: идёт вражеское наступление. Информация пошла в вышестоящий штаб...
У нас в полку тоже был двойной комплект лётчиков. И как только мы приземлялись, самолёты заправляли - и на них уже взлетает следующее звено.
Я со своими остался тогда на земле. Пошёл завтракать в землянку, где у нас была столовая. Только сели за стол - стрельба. Выскочили - а у нас на аэродроме немецкие танки!..
Кругом рвутся снаряды, свистят пули. У нас же, кроме пистолетов, другого оружия нет. Вспомнил, что рядом в лесопосадке стояли По-2, которые обычно летали ночью, не давали немцам спать. И мы рванули к ним. Вручную развернули первый самолёт. В кабину запрыгнул сержант Яблочкин (как сейчас помню: он так художественно свистел - ну просто заслушаешься!). Помогли ему запустить двигатель, он порулил на взлетку... И вдруг вместо самолёта - сноп огня. Как будто и не было ни По-2, ни лётчика...
Нам навстречу уже шёл немецкий танк - понятно, что не взлетишь. Бежим дальше: в капонире "орёт" зенитная пушка и мечется в полный рост расчёт во главе с лейтенантом.
Я обомлел: он - в парадной форме, в капонире земля под грабельки причесана. В воздухе висит FW-189, а он стреляет: по танкам. Мы к нему: мол, сбивай, это же наводчик. А он выпихнул нас и прямой наводкой палит и палит по танкам... Конечно, тот лейтенант был прав.
Мы снова к землянкам - и на пузе, и перебежками. Навстречу прыгает, еле волоча раненую ногу, наш техник самолёта. Кричит: там немецкие автоматчики!..
И мы рванули к домику, где лежали наши "тревожные" чемоданчики. Слышим гул танкового двигателя, останавливаемся, пятимся назад - а это идут наши Т-34 и ИС. Обрадовались - слов нет!
После, мы вышли к переправе, где НКВД, проверяя каждого, пропускало на противоположный берег. Сталинград уже весь горел, все было в дыму. Кромешная тьма. Те лётчики, кто вылетел утром на наших самолётах, не вернулись - немцы их сбили... Остальных, тех, кто выжил, собрали на другом берегу Волги и направили в другие полки. Кстати, с того дня нашего 926-го истребительного авиаполка больше не существовало..."
Как уже отметил Александр Сергеевич, в полку было 10-12 стареньких "Чаек" и более 20 лётчиков, то есть двойной комплект лётчиков. Поэтому после каждого вылета лётчики сменяли друг друга в кабинах самолётов и попеременно вылетали на боевые задания. Так получилось, что, вернувшись из разведки, на машинах вернувшихся с боевого вылета самолётов, после их заправки вылетели другие лётчики полка. На машине Шацкого на боевое задание ушёл командир эскадрильи старший лейтенант Мелентьев - с боевого задания он уже не вернётся никогда. В ходе вылета столкнулись с группой Ме-110, и в ходе боя один "Стодесятый" пошёл в лобовую атаку и Мелентьев принял вызов, но это была роковая ошибка нашего лётчика, так как Ме-110 обладал спереди мощной батареей из 2-х пушек калибра 20-мм, что и решило исход этого поединка - пилот Ме-110 на дальней дистанции обстрелял самолёт Мелентьева из пушек и сбил его.
В этот день в воздушных боях были сбиты многие самолёты полка, некоторые лётчики погибли в кабинах своих самолётов. Оставшиеся в живых ввиду того, что аэродром был уже занят противником, садились где придётся. В сражениях этого "судного дня" лётчики 926-го ИАП заявили о 8 сбитых бомбардировщиках Ju-87, но и потери были большими как в воздухе, так и на земле. Истребители 8-й Воздушной армии и 102-й ИАД ПВО в этот тяжёлый день провели над городом более 25 групповых воздушных боёв и сбили 90, а зенитчики 30 немецких самолётов. Всего в августе месяце лётчики 102-й ИАД ПВО совершили 3460 боевых вылетов, в воздушных боях было сбито 146 вражеских самолёта.
После 23 августа 1942 года уцелевшие лётчики были переведены в другие полки дивизии, а 926-й ИАП был выведен на переформирование в Московский военный округ. В октябре 1942 года 926-й ИАП ПВО был вооружён истребителями английского производства "Харрикейн" и вошёл в состав Ярославской 106-й ИАД ПВО.
Но Шацкого и немногих уцелевших после разгрома 23 августа лётчиков 926-го ИАП, разбросали по другим полкам 102-й ИАД ПВО. Так в конце августа Александр Шацкий, а также его боевые товарищи по 926-му полку Пётр Овсянников, Лев Сергеев и Пётр Копейкин, а также капитан Черников и военком Теплицкий, попали в состав 629-го ИАП, которым на тот момент командовал майор Ежов Василий Семёнович. В составе полка на тот момент было 2 эскадрильи, вооружённых истребителями И-153 и одна эскадрилья на истребителях И-16. Шацкий и его товарищи попали в эскадрилью капитана Павлова, где заместителем был лейтенант Николай Столяров. Александр Сергеевич попав в эту эскадрилью, был назначен сразу командиром звена, в которое вошли лётчики Пётр Копейкин, Пётр Овсянников и Куклин. Ведомым у Шацкого стал постоянно летать сержант Копейкин, а вторую пару составили младший лейтенант Овсянников и сержант Куклин.
В составе эскадрильи было 10-12 истребителей И-153, летали уже парами на боевые задания. Свой первый боевой вылет в составе 629-го ИАП Александр Шацкий совершил 2 сентября 1942 года в составе сводной группы 629-го полка, которую возглавлял капитан Черников. Вылет был в район Сталинград - Ивановка. В 17:00 в районе аэродрома Бекетовка встретили группу Ме-109 и вступили с ними в бой. В итоге было сбито 2 Ме-109, один пилот которого был взят в плен. Этот бой примечателен ещё и тем, что в плен к нам попал не совсем обычный пилот врага. Вот как об этом бое рассказывает Александр Сергеевич:
"...Например, мой комэск Черников сбил правнука Бисмарка, который летал на специальном самолёте. В воздушном бою пробил ему охлаждающую систему - двигатель и заклинило. Немец оказался грамотным: выбросил, чтобы облегчить самолёт, всё, даже планшет и пистолет. Тянул до линии фронта, но сел всё же на нашей стороне..."
Неизвестно, был ли сбитый лётчик правнуком Бисмарка, но попавший в плен обер-лейтенант Айнзидль действительно попал в плен.
Бои, между тем, продолжались. В небе Сталинграда шли ожесточённые бои, в которых обе стороны несли большие потери. 5 сентября 629-й полк перелетел с аэродрома Средняя Ахтуба на аэродром МТФ (молочно-товарная ферма) и начал действовать над Сталинградом с этого полевого аэродрома. Каждый день лётчики полка делали по нескольку боевых вылетов и почти все они заканчивались боями.
Свою первую победу Александр Сергеевич одержал 7 сентября 1942 года над Сталинградом. В этот день Шацкий совершил 2 боевых вылета, и оба с боями. Во время второго боевого вылета, лётчики 629-го полка отражали налёт большой группы бомбардировщиков Ju-87 и Ju-88, которых прикрывали истребители Ме-109. Над городом, который горел во многих местах, была сильная дымка, и было трудно ориентироваться в воздухе. Вот в этой дымке Шацкий и оторвался от своей группы, но продолжил полёт в указанном направлении. Выскочив из дымки в одно из "окон", он обнаружил группу бомбардировщиков Ju-87, которые были одни без истребительного прикрытия. Шацкий решает их атаковать и старается незамеченным приблизиться к бомбардировщикам. Когда "Юнкерсы" вошли в "пеленг" и стали пикировать на цель внизу, Шацкий пристроился к последнему в строю Ju-87 в хвост и устремился за ним в пике. Когда "Юнкерс" стал выходить из пике, Шацкий был от него в нескольких десятков метров и почти в упор расстрелял его, и тот горящим устремился в своё последнее пике... Так Александр Сергеевич открыл свой боевой счёт в этой войне.
В этот день также отличилось в боях звено под командованием лейтенанта С.А. Бурназяна. В районе Городище они встретили группу из 12 бомбардировщиков Ju-88 под прикрытием 8 истребителей Ме-109 и вступили с ними в бой. В итоге было сбито 2 бомбардировщика и 1 истребитель противника без наших потерь: будущие Герои Советского Союза Сергей Бурназян сбил одного Ju-88, а Фёдор Фёдоров сбил истребитель Ме-109.
Ожесточённые воздушные бои произошли в небе Сталинграда 8-9 Сентября, в которых лётчики 629-го ИАП сбили ещё несколько самолётов противника. Отличился и Александр Шацкий, на этот раз он на старенькой "Чайке" смог сбить истребитель Ме-109 - это произошло 9 сентября во время второго боевого вылета, в бою над Сталинградом.
9 сентября 1942 года эскадрилья 629-го ИАП в составе 5 И-16 и 4 И-153 патрулировала над районом Сталинграда, Воропоново, Бекетовка. Наши лётчики обнаружили подходящие с юго-запада 9 Ju-88 и Ju-87 под прикрытием 6 Ме-109. Группа И-16, не ожидая подхода бомбардировщиков противника к объектам, выполнила по ним лобовую атаку с последующим выходом вверх боевым разворотом. В результате атаки был нарушен строй бомбардировщиков противника. Они вынуждены были сбросить бомбы до цели и уйти на запад.
Во время атаки И-16 бомбардировщиков противника группа И-153 под командованием младшего лейтенанта Овсянникова завязала воздушный бой с истребителями противника. Имея численное превосходство над нашими истребителями, противник смело навязывал бой группе советских истребителей. Непосредственное участие в воздушном бою принимали 4 вражеских истребителя, 2 Ме-109 прикрывали их действия, находясь выше. Первая атака на встречных курсах с последующим выходом вверх не дала противнику никаких результатов. "Мессеры" стали разворачиваться и заходить со стороны солнца для повторной атаки. Наши лётчики, наблюдая за маневром противника, снизились до 200 метров и сами навязали противнику свою тактику боя, применяя лобовые атаки. Повторив несколько безуспешных атак, вражеские истребители вынуждены были уйти на запад. Группа советских истребителей, набрав высоту 1200 метров, вернулась в район патрулирования и, не обнаружив там самолётов, взяла курс на свой аэродром.
Во время подхода советских истребителей к своему аэродрому сверху и сзади из-за облаков появилось 7 Ме-109 и четвёрка из них сразу пошли в атаку. Наши лётчики не успели развернуться и занять соответствующий обстановке боевой порядок. Врагу удалось подбить один самолёт. Фашисты начали новую атаку. Они стремились расчленить звено советских истребителей и уничтожить их поочередно.
Отражая атаки вражеских самолётов, наши лётчики понимали, что в этой невыгодной для них ситуации всё зависит от взаимной выручки, поэтому они обращали большое внимание на защиту друг друга. Действия наших лётчиков носили активный характер и заключались в навязывании противнику лобовых атак, которые тот не выдерживал.
Защищая друг друга, наши лётчики подтягивали район воздушного боя ближе к своему аэродрому. Истребители противника, имея численное превосходство и превосходство в высоте, продолжали яростные атаки в целях уничтожения наших истребителей. В тот момент, когда наши лётчики снизились до 200 метров, их атаковала пара Ме-109 со стороны солнца. Тогда младший лейтенант Шацкий развернул свой самолёт и под ракурсом 1/4 с передней полусферы снизу пошёл в атаку на атакующую пару "Мессеров", ведя прицельный огонь по ведущему. Противник левым, разворотом пытался выйти из-под атаки, но, используя высокую маневренность своего самолёта, младший лейтенант Шацкий зашёл ведомому Ме-109 в хвост и с малой дистанции (70-50 метров) сбил его. В ходе дальнейшего боя младший лейтенант Овсянников сбил ещё один вражеский самолёт.
Самолёты противника выполнили ещё несколько атак по нашим истребителям, но безуспешно. Все атаки противника были отражены. Вражеские лётчики, не добившись успеха, вышли из боя и развернулись в сторону своего аэродрома.
Таким образом, благодаря смелым и решительным действиям эскадрилья 629-го ИАП под командованием лейтенанта Бурназяна успешно отразила налёт группы вражеских бомбардировщиков, прикрытых истребителями, не дав им возможности сбросить авиабомбы на наши объекты.
Вот как описывает этот бой Александр Сергеевич:
"...Однажды во время воздушного боя я увидел, как немец сбил самолёт лётчика соседнего полка Григория Лукьянца. Тот сел на "живот", начал вылезать из кабины - а фриц ринулся добивать. И так смело тот Ме-109 из пикирования выходил, что я подивился его беспечности. Дал газу - и к нему. Когда метров 15 до кабины немца оставалось, увидел выражение его лица - обезумевшее, удивлённое: откуда, мол, этот русский взялся? Тут я уж его не упустил - расстрелял в упор...".
Это была уже вторая победа Александра Шацкого в небе Сталинграда, но самое главное это не сама победа, а то, что ему удалось спасти от гибели своего боевого товарища!
Вновь отличился Шацкий спустя всего 3 дня, 13 сентября. В этот день немцы предприняли штурм Сталинграда, и основной удар вражеских войск был направлен на высоту 102,0 (Мамаев курган). Лётчики 629-го полка прикрывали с воздуха район Центрального аэродрома расположенного в черте города. Часть лётчиков полка дрались с истребителями противника, другая часть - с бомбардировщиками противника. Это был хаотичный бой, в котором участвовало несколько полков 102-й ИАД ПВО. В ходе боя впереди самолёта Шацкого выскочил одиночный Ме-109, который не видел самолёт Шацкого. Александр Сергеевич воспользовался этой невнимательностью врага и тут же разрядил в "Мессер" длинную очередь из всех 4-х пулемётов. Видимо, немецкий лётчик был убит, так как самолёт сразу клюнул носом и пошёл отвесно к земле. В этот день истребители 102-й ИАД ПВО, во взаимодействии с лётчиками 287-й ИАД прикрывали боевые порядки 62-й армии и в воздушных боях над Сталинградом сбили 6 вражеских бомбардировщиков, 3 истребителя и 1 самолёт-разведчик.
Конечно, не всегда бои были удачные, и Александру Сергеевичу пришлось не раз попадать под огонь врага, ведь дрались наши лётчики с опытными асами Люфтваффе, за плечами которых был не один год войны и не одна военная компания. Любая промашка в бою могла тут же стоит нашему лётчику головы. Однако, несмотря на опасные ситуации, Александру Шацкому всегда удавалось вернуться из боя живым и невредимым, а таких ситуаций, чуть не стоивших жизни Александру Сергеевичу было не один и не два. Вот некоторые моменты, которые на всё жизнь остались в памяти Александра Сергеевича:
"...Однажды чудом уцелел! Обычно, когда мы прилетали на Сталинград группой, немцы нас в воздухе быстро разбрасывали, чтобы бить поодиночке. И чаще всего мы возвращались домой по одному или парой...
У меня был хороший надёжный ведомый - Петя Копейкин. Но в тот раз я остался один. Лечу, аэродром рядом, и бдительность уже потерял. Тут что-то заставило меня обернуться. А там уже, буквально на хвосте, за мной идёт "Мессер"! Такое впечатление, что хочет таранить. Увидел, что я оглянулся, - горочкой вверх и ушёл.
Я потом всё думал, почему фриц не ударил - ведь жалеть он меня не мог. Наверное, у того немца кончились снаряды. Ему не хватило буквально пару секунд, чтобы обрубить мне хвост. Надо не только уметь воевать. Надо, чтобы ещё и везло.
Таких случаев на войне было предостаточно. Когда своя территория, когда рядом аэродром, уже смотришь, как лучше сесть... Теряется немножко бдительность. И в этот момент - атака! Мы не раз наблюдали - и с земли и в воздухе, как немец заходил нашему истребителю в хвост, а лётчик его не видел. Тот и расстреливал в упор. Факел - и только двигатель летит вниз, остальное сгорело, рассыпалось на кусочки...
На войне подчас случалось и невозможное. Доходило даже до смешного. Однажды под Сталинградом меня "Мессер" сильно потрепал. Да так, что самолёт мой еле летел. Возвращаюсь на аэродром и думаю: долечу или не долечу, прыгать с парашютом или не прыгать? Приборная доска разбита, в ней что-то дымит. В плоскостях вот такие дыры. Хорошо, что не горю. В общем, состояние отвратительное. Но двигатель тянет. И я лечу. Вот уже вижу аэродром. Дотянул... Сел. Снял парашют и говорю технику: "Вот тебе работа на всю ночь". А техники, сукины сыны, у нас здорово работали: в каком бы состоянии самолёт ни прилетел - утром садишься как в новый. И вот он ко мне подходит и говорит: "Товарищ лейтенант, хорошо, что вы не прыгнули с парашютом". Трос, которым выдергивалось кольцо, был перебит осколком снаряда - он прошёл у меня под мышкой (!). А я в горячке боя и не заметил. Техник мой уже на земле кольцо выдернул, а парашют и не открылся..."
Этот случай произошёл 16 сентября, а вот 20 сентября в районе высоты 102,0 (Мамаев курган) в бою с группой Ме-109 самолёт Александра Шацкого был атакован сверху неожиданной атакой и подожжён, и ему пришлось покинуть самолёт с парашютом. Приземлился он благополучно на левом берегу Волги, в районе станицы Красная. И уже в тот же день вернулся в полк и через день вновь ушёл на боевое задание в небо Сталинграда. Правда, ещё 19 сентябр,я прикрывая переправы через Волгу, в бою с группой Ме-109, младший лейтенант Шацкий сбил очередного, уже 3-го "Мессера" и на его счету было уже 4 личных победы.
22 сентября группа "Чаек" полка, прикрывая завод "Баррикады" отразила налёт бомбардировщиков Ju-87, которых прикрывали истребители Ме-109. В ходе боя группа рассыпалась на отдельные пары, и вели бой самостоятельно. Уже после боя, возвращаясь парой назад на свой аэродром со своим ведомым Петром Копейкиным, Шацкий обнаружил летящий на бреющем полёте одиночный Ju-87. Шацкий атаковал его и выпустил оставшиеся 4 РСа по самолёту противника, но они прошли мимо цели. Но это не остановило нашего лётчика, а только разозлило: он устремился в погоню и на малой высоте догнал беглеца и расстрелял его. Это был второй, уничтоженный в небе Сталинграда вражеский бомбардировщик и 5-й, лично сбитый самолёт врага над Сталинградом. Так Александр Сергеевич Шацкий стал асом в тяжёлые месяцы Сталинградской битвы!
Всего в сентябре 1942 года Александр Шацкий совершил 39 боевых вылетов, участвовал в 24 воздушных боях, в которых лично сбил 5 самолётов противника (3 Ме-109 и 2 Ju-87) и в группе ещё 5 самолётов противника (3 Ме-109 и 2 Ju-87). Имел в небе Сталинграда Шацкий и одну встречу с итальянским Macchi MC.200: он возвращался в одиночку с боевого задания, и из дымки на него выскочил также одиночный "Макки". Позиция для атаки была удобная, но у Шацкого уже закончился весь боезапас, и итальянца пришлось отпустить. Однако одного Macchi MC.200 всё же сбил другой лётчик 629-го ИАП лейтенант Фёдор Фёдоров, которому 15 сентября в районе СТЗ удалось сбить одного итальянца.
Это был самый трудный период войны для Александра Сергеевича, подобных боёв и такого напряжения, какие он испытал в Сентябрьском небе Сталинграда, он больше не испытывал на протяжении всей этой войны.
До 5 октября 629-й ИАП ещё сражался в небе Сталинграда, в этот небольшой промежуток времени начала октября, в полку отличился лейтенант Виктор Смирнов, который в воздушном бою 2 октября в районе Ахтубы с группой Ме-109 израсходовав весь боезапас, пошёл на таран вражеского истребителя. Уничтожив врага, погиб, к сожалению и наш лётчик.
После этого 629-й полк был, перебазирован на аэродром Эльтон, на границе с Казахской ССР, где полк получил задачу переучиться на истребитель Як-1, но только полк получил небольшую партию "Яков", как их у полка забрали и передали в другую часть на фронт. Вместо "Яков", лётчики 629-го ИАП в середине октября получили на вооружение около десятка английских истребителей Хаукер "Харрикейн". Ими была перевооружена эскадрилья, летавшая на И-153, а 2 других эскадрильи полка по-прежнему имели на вооружении старенькие И-16. Одновременно полк имел задачу прикрывать от налётов вражеской авиации важные железнодорожные станции Джаныбек, Эльтон, Баскунчак.
В октябре 1942 года встречи с самолётами противника были редкими. Так в этом месяце Александр Шацкий только один раз имел встречу с противником, когда 8 октября на своей старенькой "Чайке" вылетев на патрулирование, на подходе к станции Эльтон обнаружил 9 бомбардировщиков Hе-111. Шацкий в одиночку пошёл в атаку на бомбардировщиков и расстроил их боевые порядки. Некоторые стали сбрасывать бомбы и уходить на свою территорию. Шацкий стал преследовать одного "Хейнкеля", который снизился до бреющего полёта. Бой проходил на высоте 50 метров. Шацкому удалось убить заднего стрелка и сблизиться на короткую дистанцию, но в этот решающий момент отказали пулемёты. Пришлось возвращаться на свой аэродром без победы, которая была уже так близка.
В октябре месяце лётчикам 629-го полка удалось одержать только одну победу, да и то с помощью таранного удара: 25 октября лётчик полка лейтенант Евгений Евсеев прикрывая станцию Эльтон, таранным ударом сбил вражеский бомбардировщик, самому удалось спастись на парашюте.
Освоив в октябре английские "Харрикейны" 629-й ИАП перебазировался в Казахскую ССР на аэродромы Сайхин и Венгилевка (одна эскадрилья полка базировалась в Сайхине, другая - в Венгилевке), и продолжал заниматься прикрытием тыловых железнодорожных станций от налётов вражеской авиации. Начались рутинные вылеты на патрулирование и на перехват вражеских самолётов-разведчиков, обычная работа лётчиков ПВО. До конца года Александр Шацкий выполнил ещё 19 боевых вылетов на "Харрикейне", но встреч с самолётами противника не имел, как и многие другие лётчики 629-го ИАП.
Слева направо: Копейкин, Прозуменщиков, Н.Н. Кузнецов, Павлов (комэск), Щацкий, Овчинников.  Декабрь 1942 года.
.
Этот период для Александра Сергеевича запомнился только случаем, который чуть не стоил ему жизни. 24 декабря 1942 года под вечер на аэродром прибыл новый командующий 102-й ИАД ПВО полковник И.Г. Пунтус. Он приказал Шацкому вылететь срочно на перехват бомбардировщиков Ju-87, которые ночью бомбили вверенные полку объекты. Приказы начальства не обсуждаются, и Шацкий направился к единственному боеготовому в полку "Харрикейну" и пошёл на взлёт. Однако при взлёте капризный двигатель "Харрикейна" обрезало, и самолёт рухнул на краю аэродрома. Благо высота полёта была очень маленькой и, хотя самолёт был разбит полностью, но сам лётчик не пострадал и отделался только испугом. Больше подобных попыток вылетов на перехват ночью на "Харрикейнах" не проводились.
Там же на аэродроме Венгилевка при бомбардировке его ночью вражеской авиацией погиб командир 629-го ИАП майор Ежов - это случилось в первый день нового 1943 года. На место командира 629-го ИАП был тогда назначен капитан Николай Михайлович Лысенко. Однако и он не долго руководил полком - 13 марта 1943 года погиб в авиационной катастрофе. Вместо него командиром полка был назначен Герой Советского Союза майор Каменщиков Владимир Григорьевич.
В конце марта 1943 года 629-й ИАП был преобразован в 38-й Гвардейский истребительный авиаполк ПВО и все лётчики полка, в том числе и лейтенант Щацкий, стали Гвардейцами. Тогда же в конце марта полк перебазировался из казахских степей в Ростовскую область на аэродром Тацинский, имея на вооружении истребители Як-1 и "Харрикейн". Лётчики полка прикрывали днём и ночью железнодорожные станции Тацинская, Белая Калитва, Ермаковская. Встречи с противником были редкие, но именно под Ростовом погиб старый товарищ и однополчанин ещё по 35-му и 926-му полкам лейтенант Пётр Овсянников. Ему удалось под Ростовом в одном из боёв сбить одного Ме-109, но в другом бою он сам был сбит и погиб в кабине своего самолёта.
В конце апреля 1943 года Александр Сергеевич был направлен с повышением в состав "братского" 83-го ГвИАП 2-й ГвИАД, где был назначен заместителем командира эскадрильи. Старший лейтенант Шацкий попал в состав эскадрильи, которой командовал капитан Демидов. Полк имел на вооружении истребители ЛаГГ-3 и "Харрикейн". В начале июня 1943 года 83-й ГвИАП был переброшен под Астрахань, где полк приступил к переучиванию на американские истребители Р-40 "Киттихаук".
До конца года лётчики 83-го ГвИАП готовились к боям и одновременно занимались перегонкой из Баку в другие полки ПВО самолётов Р-40, то есть в боевых действиях полк не участвовал. В октябре 1943 года в авиационной катастрофе на УТИ-4 погибает командир эскадрильи капитан Демидов. Вместо него был назначен старший лейтенант Шацкий, который командовал этой эскадрильей до конца войны.
В конце 1943 года 83-й ГвИАП перебазировался вместе с дивизией под Ростов, где до начала 1944 года занимался прикрытием важных объектов в Ростовской зоне ПВО. Затем в феврале 1944 года полк перебазировался в Краснодар, где около 2-х недель готовился к боям и затем перелетел под Тамань, где полк на истребителях Р-40 приступил к выполнению боевых заданий по прикрытию Таманского полуострова и освобождённой территории Крыма. В феврале-марте 1944 года дивизия прикрывала Таманский полуостров и места сосредоточения наших войск. В этот период в ночных боях лётчики дивизии сбили несколько вражеских бомбардировщиков. Особенно отличился старший лейтенант Писменный, который в этот период сбил ночью 2 бомбардировщика Hе-111.
В период освобождения Крыма лётчики 2-й ГвИАД ПВО прикрывали места сосредоточения наших войск и важные тыловые объекты в Крыму, кроме того, выполняли не свойственную для лётчиков ПВО боевую задачу - прикрывали свои бомбардировщики во время их налётов на цели в Крыму. Видимо это было вызвано тем обстоятельством, что американские истребители Р-40 имели большой радиус действия, который позволял выполнять задачу по сопровождению до целей своих бомбардировщиков и обратно.
В период боёв в апреле-мае 1944 года над Крымом, в воздухе уже было полное превосходство нашей авиации, и встречи с противником были редкими. Однако, несмотря на малочисленность своей авиагруппировки в Крыму, противник всё равно оказывал сопротивление в воздухе. Так во время одного из боевых вылетов по сопровождению своих бомбардировщиков внезапной атакой сверху был сбит ведомый Шацкого лейтенант Соколов. Его атаковал одиночный "Мессер" и, обстреляв, тут же ушёл пикированием вниз, перехватить его никто из лётчиков эскадрильи Шацкого так и не успел. Соколов, видимо, был тяжело ранен, но смог покинуть самолёт с парашютом, однако на земле умер от полученных ранений.
Был ещё один бой, в котором Шацкому пришлось драться одному с 4 FW-190. Во время боевого вылета, когда были обнаружены самолёты противника, Шацкий дал команду на разворот в сторону противника и стал его выполнять, но заместитель Шацкого не выполнил команду командира эскадрильи и увёл всю группу за собой. Так Александр Сергеевич остался один против 2-х пар истребителей FW-190. В течение нескольких минут вражеские пилоты принимали "зачёт" у Шацкого по его школе высшего пилотажа, так как приходилось крутиться на пределе своих физических возможностей и на пределе технических возможностей "Киттихаука". Немецким пилотам так и не удалось взять в прицел самолёт Шацкого и, израсходовав горючее, они бросили своего противника, и ушли на свою территорию.
После освобождения Крыма, в начале июня 1944 года 2-я ГвИАД ПВО была перебазирована на Украину, под Одессу, где получила боевую задачу по прикрытию Одессы от налётов вражеской авиации. Уже 28 июня заместитель командира эскадрильи 38-го ГвИАП старший лейтенант П.Т. Смирнов сбил первый самолёт-разведчик Ju-88 севернее Одессы. Затем отличился лётчик 83-го ГвИАП старший лейтенант Казаков, также сбивший днём ещё один Ju-88. Он преследовал его до румынской территории и сбил уже над Румынией.
Отличились в боях под Одессой и лётчики эскадрильи гвардии старшего лейтенанта Шацкого, которым удалось сбить 4 вражеских самолёта-разведчика. В уничтожении 2-х из них участвовал и Александр Сергеевич. Первая победа была над разведчиком FW-189, который периодически появлялся над расположением наших войск и вёл разведку, либо разбрасывал агитационные листовки. Командование дивизии поставило боевую задачу лётчикам 83-го полка уничтожить разведчика. Было сделано несколько вылетов на перехват этого разведчика, но уничтожить его удалось только 7 июля, и сделали это лётчики эскадрильи Шацкого.
В этот день звено истребителей P-40 под командованием Шацкого, вылетело на перехват этого FW-189. С земли по данным, полученным с радарной станции, звено Шацкого по радиокомандам была наведена на самолёт-разведчик. Как только пилот "рамы" обнаружил четвёрку "Киттихауков", он тут же резко переворотом ввёл самолёт в пикирование, пытаясь уйти от советских истребителей. Однако, когда он вышел из пике на малой высоте, его тут же зажали наши истребители и стали попарно его атаковать. После атаки пары Сапунов - Куклин, "рама" снизилась до высоты 30 метров, и тут в атаку вышел Шацкий. Сблизившись на дистанцию в 100 метров, он длинной очередью накрыл вражеский самолёт. Тут же из чрева "рамы" вылетело облако из листовок и Шацкий резко ушёл вверх, чтобы не попасть в это "бумажное облако". Тут же лётчик Куклин по радио доложил, что "рама" врезалась в землю. Это произошло юго-западнее Аккерман, и эта победа была записана Шацкому в паре с А.Х. Сапуновым.
В конце августа 1944 года 83-й ГвИАП перелетел на румынский аэродром Таргосул-Ноу (в 20 км юго-западнее Плоешти), где у Шацкого и произошла последняя встреча с вражеским самолётом. В это сентябрьское утро Шацкий со своим звеном заступил на боевое дежурство. Находясь возле самолёта, Шацкий увидел, как над аэродромом прошёл бомбардировщик Hе-111. Тут же "по зрячему" звено ушло в воздух на перехват этого "Хейнкеля". Четвёрка "Киттихауков" быстро догнала Не-111. Шацкий не стал его сбивать и попытался принудить к посадке на своём аэродроме, однако экипаж "Хейнкеля" на команды советского лётчика не реагировал и продолжал уходить в глубь Румынии. В этот момент ведомые Шацкого стали стрелять в Не-111, пытаясь его сбить, но им это никак не удавалось сделать. Тогда Шацкий зашёл на "Хейнкеля" в атаку и длинной очередью подбил его, и тот тут же плюхнулся на "брюхо" на нашей территории. Экипаж тут же выскочил из самолёта, но его вскоре захватили в плен наши войска. Как оказалось, это был румынский Hе-111. В этот период Румыния уже воевала против Германии на стороне СССР, однако непонятно почему румынский экипаж не стал выполнять команды советских истребителей, за что и поплатился, благо экипаж уцелел. Это была 7 групповая победа Шацкого в этой войне.
Советское Командование также не стало наказывать нашего лётчика, а наоборот наградила его орденом Красного Знамени. Тогда же в конце августа 1944 года Александр Сергеевич получил очередное воинское звание - "капитан".
Лётчики 83-го ГвИАП возле своих "Спитфайров" (справа налево): комэск 1-й АЭ Шацкий, зам.командира полка А. И. Дружков, замполит Шумарин, ком-р полка Чагин, нач.штаба Пойманов, комэск 3-й АЭ Болтычев, комэск 2-й АЭ Стрельцов.  Март 1945 года.
.
После этого инцидента полк перебазировался под Бухарест и прикрывал этот город с воздуха. 2-я ГвИАД ПВО до конца войны базировалась в Румынии и прикрывала тыловые объекты Румынии.
Командир эскадрильи гвардии майор А.С. Шацкий у истребителя Р-39.  1945 год.
.
83-й ГвИАП, а вместе с ним и капитан Шацкий встретили весть о Победе в Великой Отечественной войне 9 мая 1945 года на аэродроме города Плоешти и на этом для него война, как и для миллионов наших воинов, закончилась.
Комэск 83-го ГвИАП ПВО капитан А.С. Шацкий проводит разбор полётов с лётчиками.  Румыния, осень 1945 года.
.
После окончания Великой Отечественной войны Александр Сергеевич продолжил службу в составе 83-го ГвИАП и служил в его составе до марта 1946 года, после чего его направили служить в Западную Украину в состав 266-го ИАП 121-й ИАД, на должность командира эскадрильи. Полк базировался в городе Стрый и летал на американских истребителях Р-39 "Аэрокобра".
А.С.Шацкий с товарищами.
Слева направо: нач. штаба Аверьянов, зам. ком-ра полка Лихачёв, ком-р 3-й АЭ Баранов Василий,
ком-р 1-й АЭ Шацкий и нач. ВСС полка Г. Садовников.  266-й ИАП, июль 1947 года.
.
В составе этого полка Александр Сергеевич прослужил до конца 1951 года. Освоил в этом полку самолёты Р-39 "Аэрокобра", Ла-5, Ла-7, Ла-9 и Ла-11. Как и прежде, Александр Сергеевич и подчинённая ему эскадрилья продолжали нести боевое дежурство и, как все авиаторы ПВО данной 121-й ИАД ПВО, охраняли западные рубежи нашей Родины.
.
В ноябре 1951 года майора Шацкого направляют в привычные для него места - в Закавказье, в состав 785-го ИАП 36-й ИАД ПВО, которая входила в состав 62-го ИАК 42-й Воздушной армии Бакинского района ПВО. Полк базировался на аэродроме "Северо-Восточный банк" под Баку (Азербайджан) и командовал им подполковник Макаров. На вооружении полка были хорошо известные Шацкому истребители Ла-9 и Ла-11. В следующем 1952 году полк стал осваивать первые реактивные истребители МиГ-15бис. Для переучивания дивизии полковника Цветкова, из Москвы из ведомства генерала Е.Я. Савицкого прибыло несколько лётчиков-инспекторов, которые приступили к обучению руководящего состава 36-й ИАД. Для этого перелетели на более просторный аэродром Пирсагат, где и началось переучивание. В числе первых освоивших реактивную технику был и майор Щацкий.
Вернувшись в полк, Александр Сергеевич сразу приступил к переучиванию на реактивную технику лётчиков своей эскадрильи. Обучение прошло успешно, и вскоре эскадрилья майора Шацкого стала одной из лучших в дивизии. Заслуга Шацкого в обучении лётчиков на реактивную технику не осталась без внимания Командования и в начале 1953 года, а точнее в марте месяце, его назначают заместителем командира 693-го учебно-тренировочного авиаполка, который базировался в Туркмении, в городе Кизыл-Арват. В этом полку Александр Сергеевич пробыл около 10 месяцев и занимался переучиванием лётчиков летавших до этого на поршневой технике, на реактивные истребители МиГ-15бис.
В декабре 1953 года подполковник Шацкий был назначен командиром 66-го ИАП 238-й ИАД ПВО, которая входила в состав 72-го ГвИАК 42-й Воздушной армии Бакинского округа ПВО. Этим полком Александр Сергеевич командовал почти 3 года и вывел его в лучший в дивизии. В составе этого полка он и его лётчики освоили новые реактивные истребители МиГ-17П и -ПФ. Полк и дивизия надёжно защищали южные рубежи нашей Родины. В этом полку Александр Сергеевич стал военным лётчиком 1-го класса. Многие лётчики полка также имели квалификацию военного лётчика 1-го класса, могли летать в сложных метеоусловиях. В этом в первую очередь была заслуга командира полка.
В ноябре 1956 года подполковник Шацкий был назначен ВРИО заместителем командира 238-й ИАД ПВО по лётной подготовке. После того как 4 февраля 1957 года в авиационной катастрофе погиб командир 238-й ИАД Герой Советского Союза полковник С.Г. Литаврин, Шацкий был утверждён в должности заместителя командира дивизии.
Александр Сергеевич обладал колоссальным опытом инструкторской работы, умел и хотел передавать свой богатый лётный и боевой опыт молодым лётчикам и готовить из них отличных воздушных бойцов. Первым в дивизии освоил сверхзвуковой перехватчик Су-9 и первым освоил ракетное оружие данного перехватчика, после чего стал передавать эти навыки своим подчинённым, и довольно успешно передавать. Многие его ученики в последствии научились уничтожать учебные цели с первой ракеты, чего и добивался от них их командир.
Полковник А. С. Шацкий (в центре) возле МиГ-19 с отметками поражённых учебных целей.
.
Об этом таланте Александра Сергеевича знало и вышестоящее командование, поэтому именно ему в январе 1958 года предложили возглавить 18-й учебный Центр боевого применения лётчиков ПВО, который располагался в городе Красноводск (Туркмения). Александр Сергеевич дал своё согласие, и почти 5 лет отдал на то, чтобы данный Центр стал одним из лучших в стране. Шацкому самому было интересно служить и работать в данном коллективе, ведь перед ним была поставлена сложная, но интересная боевая задача: осваивать новую реактивную технику и ракетное вооружение и переучивать на новую технику лётчиков авиации ПВО.
В составе Центра были опытные лётчики-инструкторы, которые имели только 1-ю классность лётчика и обладали большим лётным опытом. При Центре был научно-технический отдел, который занимался освоением нового ракетного вооружения, поступающего на вооружение авиации ПВО. В лётном отряде Центра были современные сверхзвуковые перехватчики Су-9 и МиГ-25, лаборатории Ту-4, транспортные Ли-2 и вертолёты.
Через данный Центр боевого применения прошли сотни лётчиков авиации ПВО, которые над песками Каракумов осуществили не один успешный пуск ракет типа "воздух-воздух". Обломками мишеней были усыпаны барханы местной пустыни. Также через данный Центр прошли не только наши советские лётчики, но и многие лётчики стран Варшавского договора, лётчики которых также прошли через обучение инструкторами Центра и были им благодарны за полученный ценный опыт.
Весной 1963 года полковник Шацкий с повышением переведён в Штаб Бакинского Округа ПВО, и был назначен заместителем командующего авиацией ПВО Бакинского округа ПВО. Ещё через 3 года он был назначен заместителем командующего 2-й отдельной армии ПВО по авиации - начальником авиации армии. В 1965 году Шацкому было присвоено звание "Заслуженный военный лётчик СССР". На этой должности Александр Сергеевич успешно прослужил до августа 1968 года, после чего по состоянию здоровья был вынужден уйти в запас.
После окончания военной службы Александр Сергеевич Шацкий обосновался с семьёй в городе Минске (Белоруссия), где работал заместителем начальника отдела кадров, затем возглавил местную Гражданскую оборону, одновременно является Председателем Совета Ветеранов одного из районов Минска. Даже в свои 85 с лишним лет, Александр Сергеевич по-прежнему оставался бодр и жизнерадостен.
Генерал-майор авиации Шацкий Александр Сергеевич скончался 1 февраля 2013 года.
И.А. Сейдов.  "Авиапарк", № 1, 2009 год.
*     *     *
.

БОЕВАЯ СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

на командира авиаэскадрильи 83-го Гвардейского истребительного
авиационного полка гвардии капитана ШАЦКОГО АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВИЧА.

 

За период с 01.01.1944 г. по 31.12.1944 г.
1. В занимаемой должности - с октября 1943 г. Пр. ВВС ВФ ПВО № 024.
  2. Год рождения - 1930.
  3. Партийность и стаж - член ВКП(б) с 1943 г.
  4. Соцположение - из рабочих.
  5. Национальность - русский.
  6. Общее образование - 7 классов.
  7. Военное образование - Борисоглебская 2-я военная школа лётчиков в 1939 г.
  8. С какого времени в Красной Армии - с октября 1938 г.
  9. Участие в Отечественной войне - в частях ВВС ПВО с июля 1942 г.
10. Награды - ордена "Отечественной войны I ст." в 1942 г. и "Красного Знамени" в 1944 г., медаль "За оборону Сталинграда" в 1942 г.
11. Серия и № удостоверения личности - ЯО 000001 № 52047.
12. Дата присвоения звания - 31 августа 1944 г.

1. В занимаемой должности - с октября 1943 г. Пр. ВВС ВФ ПВО № 024.  2. Год рождения - 1930.  3. Партийность и стаж - член ВКП(б) с 1943 г.  4. Соцположение - из рабочих.  5. Национальность - русский.  6. Общее образование - 7 классов.  7. Военное образование - Борисоглебская 2-я военная школа лётчиков в 1939 г.  8. С какого времени в Красной Армии - с октября 1938 г.  9. Участие в Отечественной войне - в частях ВВС ПВО с июля 1942 г.10. Награды - ордена "Отечественной войны I ст." в 1942 г. и "Красного Знамени" в 1944 г., медаль "За оборону Сталинграда" в 1942 г.11. Серия и № удостоверения личности - ЯО 000001 № 52047.12. Дата присвоения звания - 31 августа 1944 г.

Политически развит, идеологически выдержан, морально устойчив. Дисциплинирован, выдержан, вежлив, требователен к себе и подчинённым, в быту опрятен, строевая подготовка хорошая, физически развит, вынослив, здоров. Среди личного состава авторитетом пользуется. Теоритическая подготовка хорошая, техника пилотирования отличная. Умеет правильна х грамотно организовать работу эскадрильи. Заботлив и требовательный офицер. Благодаря правильной организации работы в эскадрильи в короткие сроки было переучено на новуа материальную часть и подготовлено к боевой работе 5 молодых лётчиков без лётных происшествий. К боевой работе ночью подготовлено 2 лётчика. Эскадрилья имеет общий налёт за год 784 часа, в том числе ночью 110 часов 14 минут.

В боях с немецкими разведчиками эскадрильей сбито 4 самолёта противника. Боевой налёт днём - 140 часов 23 минут, ночью - 74 часа 12 минут. Умело сочетая учебно - боевую подготовку и боевую работу с политическим воспитанием личного cостава. Эскадрилья в 1944 году лётных происшествий не имеет. Летает на самолётах: И-16, И-153, ЛаГГ-3, Як-1, "Харрикейн" и "Киттихаук". Имеет общий налёт - 1230 часов. Латает ночью на самолётах "Харрикейн" и "Киттихаук", имеет налёт - 90 часов 45 минут.

В 1944 году лично в групповом бою сбил 2 разведчика противника, типа ФВ-189 и Хе-111. Всего за время Отечественной войны сбил лично 5 самолётов противника, типа 3 Mе-109, 2 Ю-87; в группе 7 самолётов противника, типа 2 Ме-109, 1 ФВ-190, 2 Ю-87, 1 ФВ-189 и 1 Хе-111.

Программу слепой и ночной подготовки закончил полностью.

Недостатком является перепоручение теоритических занятий с лётным составом второстепенным лицам.

Делу партии ЛЕНИНА - СТАЛИНА и Социалистической Родине предан.

Должности командира авиаэскадрильи вполне соответствует.

Командир 83-го Гвардейского ИАП  Гвардии подполковник Чагин.

*     *     *
.

Список всех известных побед гвардии капитана А.С. Шацкого:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год.)


п / п
Д а т а Сбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
1 07.09.1942 г. 1  Ju-88 южнее Центрального аэродрома И-16, Як-1,

"Киттихаук",

"Спитфайр".

2 09.09.1942 г. 1  Ме-109 северо-западнее Сталинграда
3 13.09.1942 г. 1  Ме-109 севернее Центрального аэродрома (Сталинград)
4 19.09.1942 г. 1  Ме-109 Красная Слобода
5 22.09.1942 г. 1  Ju-87 западная окраина Сталинграда
6 07.07.1944 г. 1  FW-189  ( в паре - 1 / 2 ) юго-западнее Аккерман

      Всего сбитых самолётов - 5 + 7  [5 + 1]; боевых вылетов - 221; воздушных боёв - 42.
*     *     *
.
В небе под Сталинградом
Генерал-майор авиации в отставке Александр Сергеевич Шацкий прошёл Великую Отечественную войну с первого до последнего дня. Летал, сбивал вражеские самолёты, не раз по чужой воле приземлялся на землю сам. И выжил. Даже под Сталинградом, когда, казалось, уцелеть в кромешном аду тех кровопролитных сражений было невозможно.
...22 августа 1942 года у Александра Шацкого был день рождения. А ранним утром 23-го его послали на разведку. На подлётах к городу уже шли тяжёлые бои. Александр Сергеевич тогда был в должности командира звена 926-го истребительного полка.
- Мы летали "глухими": самолёты оказались без радиостанций, - вспоминает ветеран. - Нас невозможно было перенацелить, предупредить о противнике... И вот летим на Сталинград. Погода изумительная. Тишина. Как будто и войны нет. Поворачиваю голову и вдруг вижу: с запада - туча пыли. Снизился - а там танки с крестами идут. Много, не сосчитать...
Приземлившись на аэродром, Шацкий доложил об обстановке комполка. Сам пошёл завтракать в землянку.
- Только сели с ребятами за стол - стрельба. Выскочили - немцы уже на нашем аэродроме: хотели одним махом смести нас в реку. Мы вышли к переправе, где НКВД, проверяя каждого, пропускал на противоположный берег. Сталинград уже весь горел, всё было в дыму. Кромешная тьма. Те лётчики, которые вылетели утром на наших самолётах, не вернулись - немцы многих сбили. Остальных, кто выжил, собрали на другом берегу Волги и направили в другие полки. Кстати, с того дня нашего 926-го истребительного авиаполка больше не существовало...
Против советских лётчиков Гитлер бросил под Сталинград особую группу Геринга - лучших асов. Многих даже снял с ПВО Берлина. Они прилетели на новейших самолётах.
- Непросто их было одолеть, - вспоминает Александр Сергеевич. - Поймать фрица в прицел можно лишь, если он идёт на тебя, атакует. Как только дистанция сокращается, делаешь резкий разворот и идёшь ему в лоб. Только в лобовой атаке можно было зацепить противника из пулемётов. И наступал момент, когда нужно попасть хотя бы одной очередью. Поэтому в бою у меня голова крутилась на все 360 градусов. Как будто в шее позвонков не было. Так и другие ребята - выкручивались, как могли. Например, мой комэск Черников сбил правнука Бисмарка, который летел на специальном самолёте. Пробил ему охлаждающую систему - двигатель заклинило. Но немец оказался грамотный: выбросил, чтобы облегчить самолёт, всё, даже планшет и пистолет. Тянул до линии фронта, но сел всё же на нашей стороне.
Военная наука, признается ветеран, - это ещё полдела. Вторая половина - везение.
- Немцы старались бить нас поодиночке. Поэтому возвращались мы домой парой. Но в тот раз я остался один. Лечу, аэродром рядом, но тут я почувствовал что-то неладное. На хвосте у меня сидел "Мессер"! Ещё чуток - и подтаранил бы. Но немец заметил, что я оглянулся, горочкой вверх и ушёл. Я потом всё думал, почему не ударил - вряд ли пожалел. Скорее всего, просто закончились снаряды: не хватило буквально пары секунд, чтобы отрубить мне хвост.
Самому же не раз приходилось видеть с земли, как в небе гибнут товарищи.
- Немец заходит истребителю в хвост и расстреливает в упор. Наш лётчик не успевает опомниться. Взрыв - и только двигатель падает на землю, всё остальное сгорает в небе... Помню, мы только прилетели и сели на аэродроме под Сталинградом. Горючее закончилось. Над нами проходит тройка "Пешек" - Пе-2 возвращались с бомбометания. И тут сзади к ним внезапно подходит пара "Мессеров" и расстреливает все 3 самолёта прямо на наших глазах. Одной лишь машине удалось сесть "на живот". Фюзеляж весь в огне, но мы успели вытащить лётчика, штурмана и стрелка... Ходили потом к ним в госпиталь. Лежали ребята там обгоревшие, как головешки. Спустя полвека встретил я одного из них в Минске. Иду по проспекту, рядом переходит улицу пожилой человек. Присматриваюсь: вроде знакомое лицо... обгоревшее. Разговорились. Так и было: он один из тех, кого я спас под Сталинградом...
Весть о победе Щацкий встретил на полдороги до Берлина. 9 мая 1945 года салюту в честь окончания войны Александр Сергеевич радовался в румынском городке Плоешти на бывшем немецком аэродроме. И сквозь радость проступали слёзы...
Игорь Кандраль. "Советская Белоруссия", №34  ( 23676 )
Карта сайта Написать Администратору